Verification: 74810c1e6ec60454

Имя:

Телефон:

"Очумелые ручки"

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Очумелые ручки" » Культура » Славянская культура


Славянская культура

Сообщений 61 страница 80 из 116

61

Перун и Дива

****************

Перун встретил в Ирийском саде Диву-Додолу, дочь бога ночного неба Дыя и богини луны Ливии. Дива была дивно хороша и столь же неприступна. Когда Перун предложил ей руку и сердце, она просто расплакалась и убежала от жениха. Но Перун решил - быть свадьбе! Он отправился к ее батюшке Дыю, чтобы подарками задобрить старика и добиться руки его дочери.

    Но пока Перун был у Дыя, Диву приметил Черноморский Змей - Поддонный царь. И надо сказать, что Дива его тоже очаровала. Черноморский Змей сел в свою золотую колесницу запряжены восемью вороными конями и пошел свататься, но Дива его отвергла.

    - Я бы рада была бы по морю гулять, только я по небу гуляю, громом в тучах гремучих играю!

    Разобиделся Черноморец, тьмою надвинулся на Ирийский сад. Обернулся Трехглавым Змеем. Из одной пасти его сыпали искры, из другой - ледяной ветер, а третья гордо кричала:

    - Отдайте за меня Диву-Додолу!

    Но на него нашлась управа. Прилетели Дый и Перун. Обернувшись Орлами, они стали швырять в Черноморского Змея молнии.

vСобрались все Сварожичи и вся небесная рать. Увидев это Черноморский Змей сразу присмирел. Он убрался восвояси, нырнув глубоко на самое дно Черного моря.

    Началась свадьба. И тут приключилась новая беда. Увидев, сколь прекрасна Дива, в нее по уши, или точнее по самые кончики рогов, влюбился сам сын Рода Велес. И стал он подговаривать Диву сбежать с ним со свадьбы. Но Дива была непреклонна.

    - Не гневи Рода! - гордо сказала она. Впрочем, потом ей все-таки не удалось избежать любовных чар Велеса.

    И вот гремят грозы и сверкают молнии - это Громовержец и Дива-Перуница гонят по небу Черноморского Змея и Велеса.

    И вот за первыми ударами грома стал лить дождь на жаждущую землю, и в сполохах зарниц началась свадьба Перуна и Дивы. И стала Дива петь:

-Пойдем, Перун, погуляем
Над полями и над лесами!
Ты с грозой пройдешь
А я - с молнией!
Ты ударишь грозой,
А я - выпалю!
Пойдем, Перун, погуляем
Над полями и над лесами!
Ты с дождем пойдешь,
А я с милостью,
Ты - водой польешь,
А я - выращу...-Пойдем, Гром, погуляем
по полю по татарскому!
Ты с грозой,
а я с молоньей,
Ты убьешь,
а я выпалю.
-Пойдем, Гром, погуляем -
по полю по Турдакскому!
Ты с дождем,
а я с милостью,
ты прольешь,
а я выращу.

    Текст из «Книги Коляды» и семицкая песня «Туча с Громом соговаривалась» (сб. «Песни, сказки, частушки», Саратов, 1969).

****************

0

62

Перун и Девана

****************

У Перуна и Дивы-Додолы родилась дочь Девана. Гордостью и красой Девана пошла в матушку Диву, а мощью - в батюшку Перуна.

    Обучилась она разным премудростям: оборачиваться зверем лесным, рыбой плавать в реках и в морях, а в небесах летать грозной птицей Магур. И стала Девана -великой охотницей, ибо умела завораживать зверей, птиц и рыб.

    Ехала как-то Девана чистым полюшком. Одной рукой она метала копье в поднебесье, а другой булаву, а потом подхватывала их за сотни верст от того места, где она их бросала.

    Впереди ее бежали два больших страшных волка, на правом ее плече сидел сокол, на левом - белый кречет. Вслед за Деваной ехал Велес. Он кричал вслед Девано по-звериному, свистел по-соловьему. Но Деванушка не откликнулась на зов Велеса.

     - Та Деванушка будет не мне чета! - ужаснулся Велес.

    Ехал навстречу Деване Дажьбог. Он заехал к ней с белого лица, слез с коня, раскланялся и вежливо спросил:

     - Ты куда, Деванушка, держишь путь?

    - Еще еду я в светлый Ирий! Я хочу съесть яблочки Ирия и на трон Сварога усесться!

    Вскочил Дажьбог верхом на коня и поехал в Сваргу.

    И приехал в Ирийский сад и сказал Перуну - так и так, что-то расшалилась дочка твоя, играет в ней Дыева кровь.

    Разыгралось сердце Перуново. Поехал он навстречу дочке. Рыкнул по-звериному - и разбежались волки, что бежали перед Деваной. Свистнул по-соловьему - и улетели сокол и кречет. Поначалу хотел Перун дочку словами урезонить. Но Девана и не послушалась батюшку.

    И тогда съехались Перун и Девана в чистом поле. Бились копьями и палицами, секлись мечами. Но поломались у них и копья, и мечи, и палицы. Обернулась Девана Львицею, а Пе- рун Львом. И поборол Лев мощную Львицу. Тогда Девана обернулась птицей Магур, а Перун - Орлом. И вновь поборол Орел птицу Магур. Тогда Девана обернулась Белорыбицей. Призвал Перун на помощь богиню судьбы Макошь, и та вместе с Долей и Недолей связали частый невод. И поймал Перун этим неводом Девану.

    Тут Девана судьбе покорилась и Перуну поклонилась.

    *Песнь о Деване восстановлена по былинам о дочери Ильи Муромца. Согласно древнечешскому словарю «Mater Verborum», Девана - дочь Перуна и Летеницы. Она же у римлян Диана Тривия - богиня охоты.

    Перун в русском фольклоре замещался библейским Ильей-пророком, а затем Ильей Муромцем, Егорием Храбрым, Фролкой-сиднем (см. былины, сказки). Рождение - в сказке «Шветогор-богатырь» из кн. «Фольклор Русского Устья» (Л., 1984) и др. Приход Скипера-зверя дан в русских балладах («Русские народные баллады» (М., 1983. С. 152)). Сюжет борьбы Громовержца со Змеем, либо Белесом изучен Ивановым В.В. и Теноровым В.Н., кн. «Исследования в области славянских древностей» (М., 1974). Сюжет свадебного мифа - В.Н. Путиловым, см. «Русский и южнославянский героический эпос» (М., 1971). Отмечу источник редчайшего текста о Морском Царе Черноморце и девушке, которую он пытается соблазнить: песня из «Белорусского сборника» Е.Р. Романова (Вып. 1. Киев, 1885 .С. 12). Здесь же сказка о борьбе Порука с чертом.

    Начальные мифы о борьбе Громовержца со Змеями и чудовищами сохранили многие народы. Упомяну только греческий миф о Зевсе и Тифоне, пересказанный Аполлодором Афинским. Замечу, что Тифон, так же как Скипер, заточает Громовержца в пещере, потом его освобождают Гермес и другие боги, и только после этого Зевс побеждает Тифона. И все это происходит в Ликии, то есть в тех землях, где тогда жили киммерийцы и скифы - предки славян. От них и пришел этот миф к грекам. В Индии же Праджанья (он же Перун) слился с Индрой.

****************

0

63

Кулачные бои в древней Руси

В Древней Руси часто проводились кулачные бои.Существовади они в России начиная с глубокой древности до начала XX века. Помимо развлечения, кулачный бой был своеобразной школой войны, развивающей у народа навыки, необходимые для защиты Родины. Для обозначения состязаний кроме термина «кулачный бой» использовались такие как: «кулачки», «бойовище», «навкулачки», «кулачная бойка», «бойка».

История

В России существуют собственные традиции боевых единоборств. Славяне были известны всей Европе как доблестные войны.Так как войны на Руси были частым явлением, каждому мужчине следовало владеть ратными навыками. Начиная с самого раннего возраста дети с помощью разнообразных игр, таких как «царь горы», «на ледяной горке» и «куча-мала», борьбы и метания постепенно приучались к тому, что нужно уметь постоять за Родину, семью и самих себя. Когда дети становились взрослыми, игры перерастали в настоящие поединки, известные как «кулачные бои».

Первые упоминания о таких поединках были сделаны летописцем Нестором в 1048 году:
« Себо не погански ли живемъ... нравы всяческими льстими, превабляеми отъ Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимъ бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати другъ друга позоры деюще отбеса замышленаго дела. »

Правила и виды кулачного боя

Кулачные бои обычно проводились по праздникам, а разгул боёв начинался во время Масленицы. По количеству участников они делились на: «улица на улицу», «деревня на деревню», «слобода на слободу». Летом бой проходил на площадях, зимой — на замёрзших реках и озёрах. В боях участвовал и простой народ и торговцы.

Существовали виды кулачного боя: «один на один», «стенка на стенку». Считающийся видом кулачного боя «сцеплялка-свалка», в действительности — самостоятельное единоборство, русский аналог панкратиона, бой без правил.

Самый древний вид боя — «сцеплялка-свалка», который часто назывался «сцепным боем», «свалкой врассыпную», «свальным боем», «сцепельной схваткой». Представляла собой противостояние бойцов, дравшихся без соблюдения строя каждый сам за себя и против всех. По упоминанию Н. Разина: «Здесь нужно было обладать не только ловкостью и сильным ударом, но и особым хладнокровием».

Самым распространённым видом кулачного боя был «стенка на стенку». Бой делился на три этапа: сначала дрались мальчишки, после них — неженатые юноши, а в конце стенку ставили и взрослые. Не разрешалось бить лежачего или присевшего, хватать за одежду. Задача каждой стороны состояла в том, чтобы обратить сторону противника в бегство или хотя бы заставить отступать. Стенка, проигравшая «поле» (территорию на которой шёл бой), считалась побеждённой.У каждой «стенки» был свой руководитель — «вожак», «атаман», «боевой староста», «предводитель», «старый чоловик», который определял тактику боя и подбадривал товарищей. У каждой из команд также существовали бойцы «надежы», которые предназначались для того, чтобы разорвать строй противника, вырывая оттуда сразу несколько бойцов. Против таких воинов использовалась специальная тактика: стенка расходилась, впуская «надежу» внутрь, где его ожидали специальные бойцы, и сразу смыкалась, не давая проход стенке противника. Воины, встречавшие «надежу» были опытными мастерами боя «сам на сам».

«Сам на сам» или «один на один» был самым почитаемым видом боя.Он напоминал старый бокс голыми руками в Англии. Но русский вид боя был более мягким, так как существовало правило, запрещающее бить лежачего, тогда как в Англии оно было введено только в 1743 году. Бои «один на один» могли организовываться специальным человеком, а могли быть и стихийными. В первом случае бой назначался на определённый день и время, а вторая разновидность могла проходить в любом месте, где собирался народ: ярмарки, праздники. Поединки «сам на сам» при надобности служили для подтверждения правоты ответчика в судебном деле. Этот способ доказать свою правоту назывался «поле». «Поле» просуществовало до смерти Ивана Грозного.

Русские бойцы использовали только удары кулаками — что нельзя сжать в кулак, то не кулачный бой. Использовались три ударных поверхности, что соответствует трём ударным поверхностям оружия: головки пястных костей (укол оружием), основание кулака со стороны мизинца (рубящий удар оружием), головки основных фаланг (удар обухом). Бить можно было в любую часть тела выше пояса, но старались попадать в голову, в солнечное сплетение («в душу»), и под рёбра («под микитки»).Никогда не использовалось продолжение поединка на земле (борьбa в партере). Существовали определённые правила, по которым было нельзя бить лежачего и человека с кровотечением, использовать любое оружие, следовало драться голыми руками. За несоблюдение норм строго наказывали. Несмотря на строгие правила, поединки иногда заканчивались плачевно: участник мог получить увечье, бывали и смертельные исходы.

Борьба с кулачным боем

Славяне считали покровителем боевых искусств Перуна. После Крещения Руси началась борьба с языческими обрядами, под которые попадали и ратные состязания в честь Перуна.

В 1274 году митрополит Кирилл, собрав во Владимире собор, среди других правил постановил: «отлучать от церкви участвующих в кулачных боях и боях кольями, а убитых не отпевать». Духовенство считало кулачные бои богомерзким делом и наказывало участников по церковным законам.Это осуждение привело к тому, что во время правления Федора Иоанновича (1584 - 1598) не было зафиксировано ни одного поединка на кулаках. Само правительство обычно не поощряло, но и не преследовало кулачных боев.

Настоящее ограничение кулачных поединков началось в XVII веке. 9 декабря 1641 года Михаил Фёдорович указал: «которыя всякия люди учнутъ биться в Китае, и в Беломъ каменномъ городе и в Земляномъ городе и тех людей имать и приводить в земский приказъ и чинить наказанье».19 марта 1686 года вышел указ, запрещающий кулачные бои и назначающий наказания участникам:«Которые люди изыманы на кулачныхъ бояхъ; и темъ людямъ за те ихъ вины чинить за первый приводъ бить батоги, и имать приводныя деньги по указу, за другой приводъ бить кнутомъ, да имать приводныя деньги вдвое, а въ третий темъ чинить потомужъ жестокое наказанье, бить кнутомъ и ссылать въ ссылку въ Украйные городы на вечное житье».

Однако, несмотря на все указы, кулачные бои продолжали существовать, а участники теперь стали выбирать из своей среды сотского, десятского, которым доверялось следить за исполнением всех правил боя.

Существуют сведения, что Петру I нравилось устраивать кулачные бои, «дабы показать удаль русского народа».

В 1751 году прошли жестокие бои на Миллионной улице; и о них узнала Елизавета Петровна. Императрица пыталась снизить количество опасных поединков и приняла новое постановление, препятствующее их проведению в Санкт-Петербурге и в Москве.

При Екатерине II кулачные бои пользовались большой популярностью.Граф Григорий Орлов был хорошим бойцом и часто приглашал известных кулачников померяться с ним силой.

Николай I в 1832 году полностью запретил кулачные бои «как забавы вредныя».

После 1917 года, кулачный бой был отнесен к пережиткам царского режима, и, не став спортивным видов борьбы, уходил из жизни.

В 90-х годах XX века начали осуществляться попытки возродить школы и стили славянских боевых искусств, включающие в том числе и кулачный бой.

Кулачный бой в искусстве

«Повесть временных лет» рассказывает историю Яна Усмошвеца (Кожемяки), убившего перед поединком с печенегом голыми руками быка, а после этого победившего и печенега.

В «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М.Ю. Лермонтова описывается кулачный поединок между опричником царя Кирибеевичем и купцом Калашниковым. Степан Парамонович Калашников победил, отстояв честь жены, оскорблённую Кирибеевичем, и «постояв за правду до последнева», но был казнён царём Иваном Васильевичем.

Художник Михаил Иванович Песков отразил популярность кулачного боя во времена Ивана Грозного в своей картине «Кулачный бой при Иване IV».

Сергей Тимофеевич Аксаков описал увиденные им кулачные бои в Казани, на льду озера Кабан в своём «Рассказе о студенческой жизни».

Виктор Михайлович Васнецов написал картину «Кулачный бой».

Максим Горький в романе «Жизнь Матвея Кожемякина» так описал кулачный бой: «Городские ведут бой с хитростями... выдвинут из своей «стенки» против груди слобожан пяток хороших бойцов, и когда слобожане, напирая на них, невольно вытянутся клином, город дружно ударит с боков, пытаясь смять врага. Но слободские привыкли к этим ухваткам: живо отступив, они сами охватывают горожан полукольцом...»

Сте́нка на сте́нку — старинная русская народная забава. Заключается в кулачной схватке двух линий («стенок») между собой. В стоношном бою учавствуют лица мужского пола от 18 до 60 лет. Количество участников варьируется от 7-10 до нескольких сотен человек. Целью таких боев является воспитание мужских качеств у молодёжи и поддержка физической формы всего мужского населения. Наиболее массовые бои стенка на стенку устраиваются на Масленницу.

Стеношный бой

Стеношный бой или бои стенка на стенку — старинная русская народная забава. Заключается в кулачной схватке двух линий («стенок») между собой. В стеношном бою учавствуют лица мужского пола от 18 до 60 лет. Количество участников варьируется от 7-10 до нескольких сотен человек. Целью таких боев является воспитание мужских качеств у молодёжи и поддержка физической формы у мужского населения. Наиболее массовые бои стенка на стенку устраиваются на Масленницу.

Основные правила

Стенки строятся в несколько рядов (обычно 3-4) напротив друг друга на расстоянии 20 - 50 метров. По команде судьи, начинают двигаться навстречу друг другу. Задача вытолкать стенку противника за первоначальную позицию. Во время соступа разрешены удары в корпус и в голову, либо только в корпус. Запрещены удары ногами и атака сзади.

История Стеношных боев

Особой любовью в России пользовался сохранившийся до наших дней так называемый стеношный рукопашный бой. О популярности именно стеношной формы кулачного боя, о так называемых боях "стенка на стенку", свидетельствуют и воспоминания очевидцев - Пушкина и Лермонтова, Бажова и Гиляровского, а также изыскания первых русских этнографов, описателей народной жизни - Забелина и Сахарова, строки полицейских протоколов и государственных указов. В архивах хранится изданный Екатериной I указ от 1726 года "О кулачных боях", определявший регламент рукопашных схваток. Так же существовал указ "О небытии кулачным боям без позволения полицмейстерской канцелярии". В указе говорилось о том, что желающие участвовать в кулачных боях, обязаны выбрать представителей, которые должны сообщить в полицию о месте и времени боя и отвечать за его порядок. Выдержка из воспоминаний М. Назимова о кулачных боях в Арзамасе объясняет, какое значение имели данные указы и каким образом относились в провинции к кулачным боям в начале XIX века.
« Местные власти, кажется, смотрят на этот… обычай сквозь пальцы, не имея, вероятно, в виду положительных предписаний начальства, а может быть и сами исподтишка были зрителями подобных побоищ, тем более, что многие значительные в городе люди поборники старины, считали эти забавы весьма полезными для развития и поддержания физической силы и воинственных наклонностей народа. Да и мудрено было арзамасскому градоначальнику, то есть городничему, справиться при помощи 10-15 будочников и даже полной инвалидной команды в 30-40 человек со сборищем бойцов, которое, кроме подзадоривающих их многочисленных зрителей, простиралось, по словам очевидцев, до 500 человек.

Указ о повсеместном и полном запрещении кулачных боев был включен в свод законов Николая I в 1832 году. В томе 14, часть 4-я, статья 180 кратко говорит:
« Кулачные бои как забавы вредные вовсе запрещаются. »

То же дословно было повторено и в последующих изданиях этого свода законов. Но, несмотря на все запреты, кулачные бои продолжались. Они проводились в праздничные дни, иногда каждое воскресенье.

Название "стенка" произошло от традиционно установившегося и никогда не менявшегося в кулачных боях боевого порядка, в котором стороны бойцов выстраивались в плотную линию из нескольких рядов и шли сплошной стеной на "противника". Характерная черта стеношного боя - линейные построения, необходимость которых диктуется задачей состязания - вытеснить противоположную партию с боевой площадки. Отступивший противник перегруппировывался, собирал новые силы и после передышки снова вступал в бой. Таким образом, бой состоял из отдельных схваток и длился обычно по несколько часов, до тех пор пока одна из сторон окончательно не одолевала другую. Стеношные построения имеют прямые аналогии с построениями древнерусской рати.

Масштабы массовых кулачных боев были самыми различными. Бились улица на улицу, деревня на деревню и т.п. Иногда кулачные бои собирали по несколько тысяч участников. Везде, где происходили кулачные бои, имелись постоянные традиционные места для боя. Зимой обычно бились на льду реки. Этот обычай биться на замерзшей реке объясняется тем, что ровная, занесенная снегом и утрамбованная поверхность льда была удобной и просторной для боя площадкой. Кроме того, река служила естественной границей, разделявшей город или район на два "лагеря". Излюбленные места для кулачных боев в Москве в XIX столетии: на Москве - реке у Бабьегородской плотины, у Симонова и Новодевичьего монастыря, у Воробьевых гор и др. В Петербурге бои происходили на Неве, Фонтанке, у Нарвской заставы.

У "стенки" был предводитель. В разных областях России его называли по разному: "башлык", "голова", "староста", "боевой староста", "предводитель", "старый чоловик". Накануне боя руководитель каждой стороны вместе с группой своих бойцов разрабатывал план предстоящего боя: например, выделялись сильнейшие бойцы и распределялись по местам вдоль всей "стены" для руководства отдельными группами бойцов, составлявших боевую линию "стены", намечались резервы для решительного удара и маскировка в построении главной группы бойцов, выделялась особая группа бойцов для того, чтобы выбить из боя какого-нибудь определенного бойца со стороны противника и т.п. Во время боя руководители сторон, непосредственно участвуя в нем, подбадривали своих бойцов, определяли момент и направление решительного удара. У П.П. Бажова в сказе "Широкое плечо" приведено наставление башлыка своим бойцам:
« Расставил бойцов, как ему лучше показалось, и наказывает, особенно тем, кои раньше в корню ходили и за самых надежных слыли.

- Гляди, без баловства у меня. Нам без надобности, коли ты с каким Гришкой-Мишкой на потеху девкам да закладчикам станешь силой меряться. Нам надо, чтоб всем заодно, широким плечом. Действуй, как сказано.»

0

64

Приметы

По поверью этот жест призван помешать тому, чтобы кто-то начал мешать осуществлению задуманного или мешать испортить уже сделанное. Либо от того, что человек осознал, что «прихвастнул» лишнего и побоялся навлечь на себя гнев Судьбы в лице сурового Бога.
И для того, чтобы избежать беды, навлекаемой хвастовством, хвастун прибегал к обряду, который в наше время называется симпатической магией. Он прикасался к дубу или к другому священному дереву, считая, что это непременно защитит его от мести гневливого Бога Небес, который наказывал хвастунов либо ударом молнии, либо целой лавиной жестоких бед. Таким образом, из обычая прикасаться к дубу с течением времени возникло поверье, что любой кусок дерева способен защитить человека или нейтрализовать любую беду, которую он навлекает на себя похвальбой. Только в некоторых языческих странах это суеверие все еще связано с конкретными деревьями. Например, на островах Тонга жрец носит на шее гирлянду из листьев священного дерева в знак подчинения божеству, которое живет в этом дереве; а негры с берегов реки Колабар рвут листья другого священного дерева и натирают ими свой лоб, чтобы при переправе на них не напали крокодилы. На Никобарских островах людей, в которых якобы вселился дьявол, избивают ветками священных деревьев. Если англичане, боясь искушать "непрошеными похвалами Судьбу", "притрагиваются указательным пальцем правой руки к какому-нибудь деревянному предмету", то в современной России человек, которого хвалят или который сам говорит о каком-либо хорошем событии (хотя бы делится с близкими приятной новостью), должен обязательно постучать по любому деревянному предмету. Если он этого не сделает, то он может сглазить успех или здоровье. В контексте подобного разговора реплика собеседника: "Постучи по дереву", - является обычным напоминанием.

Как видим, привычка трижды стучать по деревяшке – «чтоб не сглазить» - присуща не только русскому человеку. Нам она досталась от далеких предков, знавших особые свойства деревьев. К примеру, древние христиане свято верили, что дотронуться до деревянной поверхности означает прикоснуться к Христу, распятому на деревянном кресте (то есть попросить защиты от злых сил). Считается, что у них это суеверие возникло из обычая давать беглому преступнику убежище в церкви. Если тот прикасался к церковным вратам, то считал себя спасенным, ибо с этого момента церковь брала его под защиту. Однако этот обычай возник не так давно. А традиция «браться за дерево», очевидно, появилась, еще, когда люди поклонялись древесным духам, чтобы спастись от бед. Еще ранее в Египте в магическую силу деревьев верили и древние египтяне, потомки которых до сих пор носят на шее связки деревянных амулетов. Не отставали и древние британцы, которые и сегодня чуть что – сразу восклицают: «Touch wood!» («Дотронься до дерева!»).
Если хотите добиться результата, то идите, куда хотите, но найдите живое дерево. Только от осины христиан уберегают: ведь именно на ней по легенде повесился Иуда. Осина в России почитается деревом проклятым, т. к. на ней, по легенда, удавился Иуда. Поэтому осина никогда не употребляется в строительстве и крайне редко - в ремеслах. Лучше всего иметь под боком дуб. Именно это дерево издревле считается божественным. И Зевс его любил пуще остальных, и божества друидов именно его предпочитали, и древние славяне убеждены были, что дуб-батюшка - великий царь и защитник леса, а заодно и нас, смертных, пришедших в лес по делам или просто с кукушкой потолковать. Прикосновение к этому священному древу обязательно спасет вас от праведного гнева высших сил, отведет любую беду, которую вы сами на себя частенько навлекаете своим длинным языком, похвальбой да хвастовством.
Культ дуба был распространен по всей Европе; дуб ассоциировался с европейским Богом Неба. Европейцы заметили, что в дуб часто бьет молния. Поэтому считалось, что в этом дереве живет небесный бог-громовержец. Считалось также, что растения, паразитирующие на дубе, перенимают его волшебные свойства; и что то же самое случается с птицами, которые поют на его ветвях; и что ветер, овевающий листья дуба, может поведать человеку все тайны этого дерева.
По одному из преданий Дуб – это символ Рода, который в языческой Традиции недоступен для обычных людей, так как перенёс все свои деяния на своих помощников, а сам удалился от дел. Но оставил возможность для человека прибегнуть к его помощи и суду, и, стуча по Дубу человек, показывает, что ситуация, в которой находится он - исключительна и просит вмешательства самого Рода.
Согласно русским народным представлениям, бревна изб и прочих хозяйственных построек, доски заборов, палки и ветки продолжают хранить особую целительную силу, которой повсеместно в России наделяются живые деревья. Так, "маленьких детей, страдающих бессонницей, сердобольные матери стукают пятками ножек об стенки нежилых строений. Точно также человек, наломавшийся на работах до таких болей, от которых, что называется, некуда деться, старается ослабить жгучие страдания тем, что трется обнаженной спиной о подпорки заборов или бежит к овину и на средней стенке его проделывает то же". Кроме того, в русских деревнях (например, в Новгородской обл.) бытуют поверья о существовании "буйных" деревьев. "Им приписываются особые свойства, именно - разрушительная сила, скрытая и тайная, угадать и указать которую могут лишь одни колдуны. Такое дерево, с корня срубленное и попавшее между другими бревнами в стены избы, без всяких причин рушит все строение и обломками давит насмерть неопытных и недогадливых хозяев. Даже щепа от таких бревен, подложенная со зла лихим знающим человеком, ломает и разрушает целые мельницы".
Одним из чётких запретов на постукивание мёртвого древа был запрет на битьё стола. У христиан нельзя стучать по столу, потому что сей предмет мебели символизирует церковный престол и бить его - грех. А у язычников стол – символ длани Бога, которая показывает полноту его даров.
Но почему стучать по дереву нужно именно три раза? Во-первых, тройка – священное число для любого христианина. Ведь Бог един в трех лицах: Бог Отец, Бог Сын и Дух Святой. Ислам признает существование трех разумных форм жизни: ангелов, джиннов и людей. Индийская философия также оперирует тремя гуннами – состояниями материи: Саттва – все сохраняющее, Раджас – все порождающее и Тамас – все разрушающее.
К тому же три – первое в магическом ряду число. Потому и принято три раза стучать по дереву и столько же раз плевать через левое плечо, чтобы изгнать злых духов.

0

65

Клубок Макоши

Укатился у Макоши,
У всесильной богини Судьбы,
Золотой клубок волшебный.

Катится клубочек, катится,
А навстречу ему Медведь.
Говорит Медведь:
- Клубочек, клубочек постой-погоди,
Я тебя съесть хочу,
Я тебя проглочу.

Только клубочек не остановился,
Покатился дальше клубок Макоши.

Катится клубочек, катится,
А навстречу ему Волк.
Говорит Волк:
- Клубочек, клубочек постой-погоди,
Я тебя съесть хочу,
Я тебя проглочу.

Только клубочек не остановился,
Покатился дальше клубок Макоши.

Катится клубочек, катится,
А навстречу ему Заяц.
Говорит Заяц:
- Клубочек, клубочек постой-погоди,
Я тебя съесть хочу,
Я тебя проглочу.

Только клубочек не остановился,
Покатился дальше клубок Макоши.

Катится клубочек, катится,
Укатился волшебный клубочек далеко-далеко,
А дорожка тут под горку пошла,
И впереди море синее разливается.

Хочет клубочек остановиться, да не может –
Все быстрее катится вниз.
Тут из моря синего вылезала Щука златоперая,
И скатился клубочек прямо Щуке в зубастый рот.

Проснулась в то время Богиня Макошь,
Видит она - нет клубочка волшебного,
Укатился клубок далеко-далеко,
Только след ниточкой золотится,
Прячется меж травы-муравушки.

Вот зовет Матушка-Макошь
Своих помощниц – Долю с Недолей,
Говорит им Судьбы Богиня:
- Укатился мой клубочек волшебный
За леса, за моря, за высокие горы.
Кто из вас найдет мой клубочек,
Та и будет им владеть,
А я покуда отдохну немного.

Обернулась Доля белой птицею Лебедью,
А Недолюшка черной Лебедью,
Полетели они над землей, приглядываясь –
Не блеснет ли в травушке-муравушке
Клубочек Макоши волшебный.

Притомилась тут Белая Лебедушка,
Присела на воду, крылышки расправила,
А ее наперсница Лебедь черная дальше полетела.

В те времена гулял по бережку моря синего
Пригожий молодец Коляда Сварожич,
Увидал он лебедь белую и спрашивает:
- Как же залетела сюда Лебедь Белая?

Отвечала тут Коляде Лебедь Долюшка:
- Укатился у Макоши-Матушки
Клубок волшебный –
Коли не найду я, то будет он у Недоли.

Понял тогда Коляда, что перед ним
Долюшка – Лебедь Лады белая,
Решил он помочь лебедушке,
Чтоб не достался клубочек черной Недоле.
Вскочил Коляда на коня своего белого
И поскакал, куда Лебедь Долюшка указала.

Скачет-поскачет на коне Коляда,
Видит – заяц петляет по полю широкому.
Нагнал Коляда зайца, схватил его за уши.

А заяц серый взмолился тут:
- Ты не тронь меня Коляда Сварожич,
Знаю я, что ты ищешь клубок золотой,
Знаю я, куда он покатился.

Отпустил Сварожич зайца,
Вскочил Коляда на коня своего белого
И поскакал, куда заяц указал.

Скачет-поскачет на коне Коляда дальше,
Видит - вдоль опушки Волк серый рыщет.
Натянул Сварожич тетиву –
Хочет Волка подстрелить.

Только Волк серый увернулся тут:
- Ты не тронь меня Коляда Сварожич,
Знаю я, что ты ищешь клубок золотой,
Знаю я, куда он покатился.

Не стал Сварожич стрелять в Волка,
Вскочил Коляда на коня своего белого
И поскакал, куда Волк серый указал.

Скачет-поскачет на коне Коляда дальше,
Видит – на берегу реки сидит Медведь
И Щуку пойманную съесть собирается.
Разодрал Медведь Щуку меж плавничков,
Смотрит Коляда – а из Щуки выпал
Клубочек золотой Матери-Макоши.

Благодарил тогда Медведя Коляда
За то, что помог найти клубок волшебный.
Взял Сварожич клубочек волшебный
И поскакал на своем коне обратно к Лебеди белой.

Скачет-поскачет на коне Коляда,
Видит – над ним Лебедь черная вьется,
Курлычет, крылами бьется,
Хочет у него клубочек отнять.

- Не дам я тебе Недолюшка
Клубочка волшебного Макоши,
От тебя только недоброе ждать.
Отдам я клубочек волшебный
Белой Лебеди Доле,
Чтоб свивала она ниточку золотую добрую,
Покуда Макошь-Матушка отдыхает.

Так и сделал Коляда Сварожич,
А Матушка-Макошь благодарила Коляду за помощь,
Да всему светлому Ирию рассказывала о том,
Как помог Сварожич найти ее клубок волшебный.
Тут уж и все Боги благодарили Сварожича,
Доверяли ему вращать Колесо Сварога.

А Доля Лебедь белая с тех пор прядет
Только золотые ниточки
На радость Богам светлым, на радость детям сварожьим.

* * *

В этот миф включены сюжеты русских сказок – «Колобок», «Иван Царевич и Серый Волк», «Василиса Премудрая».
В русских сказках всегда был скрыт глубокий сакральный смысл. Во все времена - в тяжелые или в добрые - сочинял народ русский сказки волшебные. Добрые сказки помогали жить, а недобрые учили уму-разуму.

0

66

Числа-буквицы Славян

Славяне в своих летописях использовали для цифр буквицы с особыми титлами.

Примечание: все числа-буквицы писались под Циферным тiтлом.

Число - Буквица

1 - Азъ
2 - Въди
3 - Глаголъ
4 - Добро
5 - Есть
6 - Sъло
7 - Земля
8 - Иже
9 - фита

10 - iжеи
20 - како
30 - люди
40 - мыслетъ
50 - наши
60 - кси
70 - онъ
80 - покой
90 - червь

100 - ръци
200 - слово
300 - твърдо
400 - укъ
400 - uкъ
500 - фъртъ
600 - хъръ
700 - пси
800 - отъ
900 - ци

1000 - Тысяцiта (Азъ со знаком решетка впереди)
10000 - Тьма (Азъ в круге)
20000 - Две Тьмы (Буки в круге) и т.д.
100000 - Легiон (Азъ в прерывистом круге из точек)
1000000 - Леордъ (Азъ в прерывистом круге из черт)
10000000 - Вранъ (Ворон) (Азъ с 7-мью крестами вокруг)
100000000 - Колода (10 Вранов) (Азъ внутри сложных скобок сверху и снизу)
1000000000 - Тьма Темь (кси ерь йота кси)

0

67

Русская кухня. КАШИ

Гречневая каша по-русски
Прокаленную гречневую крупу всыпьте в горшок или кастрюлю на половину объема. Добавьте столовую ложку масла, посолите, Залейте кипятком так, чтобы он покрыл крупу. Поставьте горшок в печь или духовку на сковороду с кипятком. Кипяток подливайте по мере выкипания. Подавайте на стол с маслом. Любители могут сдобрить кашу и ароматными травами, добавив их примерно за пять минут до готовности.

Пшенная каша
В кипящую подсоленную воду (1 л.) всыпать перебранное и промытое пшено (2 стакана) и варить до полуготовности. Добавить 4 столовые ложки меда, 1 стакан молока и соль. Все перемешать и варить до готовности. Снять посуду с кашей с огня, добавить 100 г. сливочного масла, хорошо перемешать и, плотно закрыв крышкой, поставить упревать на полчаса.

Кашица смоленская
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- мелкая гречневая крупа (продел)
- 1.5 стакана
- вода - 4 стакана
- лук репчатый - 2 луковицы
- пастернак - 2 корня
- зелень петрушки - по вкусу
- черный молотый перец - 1/2 ч.л.
- сметана - 1/2 стаканы
- масло сливочное (или топленое) - 2 ст.л.
- соль - 1 ч.л.
Воду вскипятить, добавить соль, положить целую луковицу, мелко нарезанные корни пастернака и проварить 5 минут. Затем засыпать в воду крупу и варить на медленном огне, помешивая, до полного разваривания крупы. После этого луковицу вынуть, снять кашицу с огня, заправить перцем; петрушкой, сметаной, маслом, досолить и дать постоять под крышкой 15 минут для распаривания.

Кашица костромская (заспица глазунья)
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- ячневая крупа - 2/3 стакана
- вода - 4 стакана
- горох - 1/5 стакана
- лук репчатый - 1/2 луковицы
- тимьян - 1 ст. л.
- масло сливочное (можно растительное) - 2 ст. л.
- соль - 1/2 ч. л.
Ячневую крупу промыть в нескольких водах и отварить в подсоленной воде в течение 10-15 минут на умеренном огне, отсчитывая время с момента закипания. Обязательно снимать образующуюся сверху пену. Лишнюю, свободно отделяющуюся воду слить. Добавить заранее замоченный и разваренный в воде горох, мелко нарезанный лук и продолжать варить на слабом огне до полного размягчения кашицы. Заправить маслом, измельченным тимьяном, размешать, проварить около 3 минут.

Кашица тихвинская
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- горох - 1/2 стакана
- вода - 1.5 л
- гречневый продел - 1 стакан
- лук репчатый - 2 луковицы
- топленое или растительное масло - 4 ст. л.
Горох промыть, разварить в воде без соли. Когда вода на 1/3 выпарится и горох будет почти готов, засыпать продел и варить его до готовности. Затем заправить мелко нарезанным луком, пассерованным на масле, и посолить.

Кашица белевская (овсяная)
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- овсяные хлопья - 2 стакана
- вода - 1 л
- молоко - 2 стакана
- бадьян, корица, кориандр - по 1/2 ч.л.
- гвоздика - 4 бутона
- сливки - 1/2 стакана
- сахар - 5-6 ст.л.
- соль - 1 ч.л.
В слегка подсоленной воде разварить овсяные хлопья до вязкой каши, снимая все время появляющуюся на поверхности пену, даже когда еще не начнет кипеть. Затем кашу залить молоком, размешать, довести до кипения, отделить не разварившиеся твердые хлопья и вновь варить на очень слабом огне, все время помешивая. Через 10-15 минут добавить сахар, а когда он разойдется, заправить молотыми пряностями и проварить 5-7 минут. Влить сливки, размешать и снять с огня.

Каша гречневая рассыпчатая
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- вода - 3 стакана
- гречневая крупа ядрица - 1.5 стакана
- лук репчатый - 2 луковицы
- яйцо - 2 шт.
- сухие белые грибы - 3-4 шт.
- масло подсолнечное - 6-7 ст. л.
Ядрицу перебрать, отсеять от мучной пыли, но не мыть. Затем залить водой, засыпать растертыми в порошок грибами и поставить на сильный огонь, закрыв крышкой. Когда вода закипит, огонь убавить наполовину и продолжать варить около 10 минут до загустения, затем вновь убавить огонь до слабого и варить еще 5-7 мин до полного выпаривания воды. Снять с огня, накрыть кастрюлю полотенцем на 15 минут. Одновременно в другой кастрюле разогреть масло, обжарить в нем мелко нарезанный лук, посолить. Крутые яйца мелко порубить и всыпать вместе с поджаренным в масле луком в кашу и равномерно размешать.

Каша гречневая молочная
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- молоко -4.5 стакана
- гречневая крупа ядрица - 2 стакана
- сливки - 1/2 стакана
Ядрицу перебрать, отсеять от мучной пыли (но не мыть), залить молоком и варить до полного его выкипания. Затем залить сливками, чуть-чуть посолить и поставить на 10-15 минут в теплую духовку.

Каша гречневая пуховая
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- гречневая крупа ядрица - 2 стакана
- яйцо - 2 шт.
- молоко -4.5 стакана
- масло сливочное - 3 ст. л.
- сливки - 2 стакана
Ядрицу перебрать, отсеять от мучной пыли (но не мыть), перетереть со взбитыми яйцами, рассыпать на противне и высушить в нагретой предварительно духовке, но с выключенным огнем. Затем залить молоком, заправить маслом и варить, как кашу гречневую. Когда будет готова, посолить по вкусу, дать остыть, затем протереть через дуршлаг и есть со сливками.

Каша ячневая размазня
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- ячневая крупа - 2 стакана
- вода - 3 л
- молоко - 1 стакан
- творог - 1.5 стакана
- масло сливочное - 2 ст.л.
- соль - 1 ч.л.
Крупу засыпать в холодную подсоленную воду и варить на умеренном огне, все время снимая пену. Как только начнут появляться признаки выделения из крупы густой белой слизи, лишнюю воду сцедить и продолжать варить кашу в другой посуде, долив молока и все время помешивая, до получения густой размазни. Когда каша станет мягкой, заправить ее творогом, досолить, размешать равномерно, дать постоять около 5 минут под крышкой, не нагревая, затем заправить маслом.

Каша овсяная
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- овсяные хлопья - 2 стакана
- вода - 3 стакана
- молоко - 2 стакана
- соль - 2 ч.л.
- масло сливочное - 3 ст.л.
Крупу залить водой и варить на слабом огне до вываривания воды и полного загустения каши. Затем в два приема долить горячим молоком и, продолжая помешивать, варить до загустения, посолив. Готовую кашу заправить маслом.

Каша пшенная молочная
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- пшено - 1 стакан
- вода - 2 стакана
- молоко - 2 стакана
- масло сливочное - 2 ст.л.
Пшено перебрать, промыть в кипятке, пока вода после промывки не станет чистой. Затем залить горячей водой, поставить на огонь, посолить, снять пену, быстро выпарить всю воду, пока пшено еще не успело развариться. После этого долить горячее молоко и продолжать варить кашу на умеренном и затем на слабом огне до полного загустения. Готовую кашу заправить маслом и размешать.

Каша пшенная с тыквой (тыковик)
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- пшено - 1 стакан
- вода - 2 стакана
- молоко - 2 стакана
- масло сливочное - 3 ст.л.
- сливки - 1/2 стакана
- яйцо - 1 шт.
- тыквенное пюре - 1 стакан
Пшено перебрать, промыть в кипятке, пока вода после промывки не станет чистой. Затем залить горячей водой, поставить на огонь, посолить, снять пену, быстро выпарить всю воду, пока пшено еще не успело развариться. После этого долить горячее молоко и продолжать варить кашу на умеренном и затем на слабом огне до полного загустения. Добавить в кашу сваренное на молоке тыквенное пюре, мелкорубленое крутое яйцо, половину порции сливочного масла и переложить в глиняный горшок, обмазанный изнутри маслом. Поставить в духовку на 15 минут.

Коливо
Для приготовления блюда Вам потребуется:
- ячневая крупа - 2 стакана
- вода - 3 л
- молоко - 1 стакан
- мед - 2-3 ст. л.
- клюквенное или смородиновое варенье - 2 ст.л.
- мак - неполный стакан
Крупу промыть, отварить в воде на умеренном огне, снимая все время пену. Как только крупа начнет выделять слизь, лишнюю воду слить, а кашу переложить в другую посуду, добавить молоко и варить до мягкости крупы и загустения, все время помешивая. Отдельно подготовить мак: залить его крутым кипятком, дать распариться, оставив на 5 минут. Затем воду слить, мак промыть, вновь залить крутым кипятком и сразу же слить его, как только начнут появляться капельки жира на поверхности воды. Распаренный мак перетереть в фарфоровой ступке, добавляя по половине чайной ложечки кипятка к каждой столовой ложке мака. Подготовленный мак смешать с загустевшей, размягченной ячневой кашей, добавив мед, прогреть на слабом огне 5-7 мин, непрерывно помешивая, снять с огня и заправить вареньем.

0

68

Косторомская область, окрестности г.Чухлома, заброшенные терема....

0

69

Это в 25 км от моего городка.

0

70

Лельник – девичий Славянский праздник

Дочь Лады – Леля-Рожаница!
В миг пробуждения земли
Явись, чтобы на свет родиться
Ростки весенние смогли!На праздник девичий апреля,
На хороводы под луной -
Мы ждем тебя сегодня, Леля -
Богиня юности земной!

Э. АСАДОВ

БОГИНЯ ЛЮБВИ И ЮНОСТИ - ЛЕЛЯ

У славян была своя богиня юности и любви – Богиня Леля, дочь Лады Богородицы – богини материнства и покровительницы всех славянок. Считалось, что до замужества все юные девушки-славянки находятся под покровительством вечно юной Лели.

Существовал даже особый праздник посвященный Леле – Лельник. В этот день, который по современному календарю приходится на 22 апреля, все славянские девушки совершали обряды, посвященные Лели и просили у нее взаимопонимания с любимым молодцем и счастливого замужества.

Вот примеры любовного и свадебного приворота, которые наиболее эффективны в женские славянские праздники, которым покровительствуют славянские богини.

Любовные чары:

«Река с рекой сливается, роща с рощей срастается, цветок с цветком сплетается, трава с травой свивается. Той травы возьму пучок, заплету цветы в венок, через рощу пронесу, по ручью венок пущу. Унеси вода венок, на сплетение дорог, наделив (Имя) впрок, ликом – вызвавшим восторг».

Свадебный приворот: «На море Океане, на острове Буяне, на Алтаре сидит Царица – Злата Заря-заряница. Нить судьбы плетёт Зарница, добру молодцу явиться – суженным красной девицы. Вяжет узелок Царица – Злата Заря-заряница, (Имя) молодцу рядиться под венец вести десницей – (Имя) красную девицу. Окроплю водой десницу, влагой узелок крепится – добру молодцу томиться, страстной жаждою жениться. Узел развязать не сможет, даже тот, кто кости гложет».

Лельник проводили на природе – выбирали открытое место Красную горку и там совершали обряды. Издали можно было видеть, как девушки в нарядных сарафанах, взявшись за длинные атласные ленты, привязанные к капи Лели, водят хоровод.

«Иногда в празднике, посвященном Лелю, участвовали две девушки, олицетворявшие Леля и Ладу. Вероятно, в данном обряде сохранилось древнейшее представление о том, что богиня плодородия в большинстве мифов как бы разделена на двух персонажей - рожаниц. Отголоски этого мифа сохранились в древнегреческом сказании о Деметре и ее дочери Персефоне. Двойное изображение встречается и на знаменитом сбручском идоле. Исследователи установили, что на нем изображены главнейшие боги славян, среди них и Лада вместе со своей дочерью или помощницей.»

"Леля, Ляля - богиня плодородия, согласно "Синопсису" - вторая Рожаница, дочь Лады, богиня деторождения, сходная с Артемидой ("Повесть о построении бенедиктинского монастыря на Лысой горе" (XVI век записи), в нижней ипостаси соотносимая с Персефоной.

Ее день - понедельник. Ее дерево - рябина или береза ("во поле береза стояла, Лели-Лёли стояла"), металл - серебро. Культ Лели и Лады подробно рассмотрен академиком Рыбаковым в книге "Язычество древних славян".
Ключевые слова: Любовь; Вода; Влечение; Леля.

Богиня руны (Лагуз, буквица «Л») - Леля - почиталась славянами как дочь Великой Матери Лады. Имя ее связано с очень широким кругом древних корней, таких, как «ляля» ("дитя, девочка"), «лелеять» и так далее, вплоть до санскритского «лила» - "игра". И сама юная богиня Леля, сестра Яровита, и ее руна связаны со стихией воды, а конкретнее - живой, текучей воды, струящейся в родниках и ручьях.

В нордической Традиции это богиня Силы, которая ведет, - подобно тому, как ведет за собой водный поток. Под разными именами мы встречаем ее в европейских сказках о морской (речной) Деве, в сказаниях о Короле Артуре, где она выступает Девой-хранительницей Святого Грааля и Дороги к нему, в славянских и многих других обрядовых мифах.

В магии руна Лели - это руна интуиции, знания-вне-разума, Силы, ведущей в странствии-поиске, а также - весеннего пробуждения и плодородия, цветения и радости.

В германских рунических рядах этой руне соответствует руна Лагуз и, отчасти, Вуньо.

Леля - женское божество, и она - покровительница женщин и молодых дев. Ее просят о суженом. Праздник имеет название "ЛЕЛЬНИК".

Жертвовали ей полевые цветы и травы, водили хороводы вокруг ее чура - выточенной из березы юной богини любви. Участвовали в этом празднике только девушки.

Обычай украшать дома утварь и одежду изображениями птиц тоже восходит корнями к культу Рожаниц. Птицы были посвящены богине Леле, они были её посланницами и слугами, именно птицы приносили на своих крыльях весну, и птицы же легко поднимались из нашего Среднего мира в мир Верхний - недаром они крылаты. Изображения птиц очень распространены в обиходе - это и обычай печь печенье в виде жаворонков к приходу весны и посуда - ковши и братины в виде стилизованных птиц (уток и лебедей), и женские обереги в виде уточки. Пожелание любви, вечной весны - вот что это такое. Какая же женщина откажется от подобного.

Изображать петухов на жилищах и одежде стали позднее. Это - солярный знак, причем, мужской. Петух своим криком будит Ярилу - Солнце, вызывая его в средний мир. Петуха боится нечисть отголоски этой веры существуют и сейчас, например, вампиры и живые мертвецы исчезают после "третьих петухов".

Надо ли говорить, что стилизованные растительные и цветочные орнаменты посвящены богине Леле. С развитием земледелия именно Леля покровительствовала урожаю, а Лада оставалась богиней плодовитости".

ПИСАНКИ И КРАШЕНКИ, КРАСНАЯ ГОРКА

Со всеми весенними праздниками славян связана традиция крашения яиц.

«В весенней обрядности, во время Лельника и др. повсеместно во всем славянском мире широко применялись различные магические действия с яйцами.

На протяжении всей весны происходила раскраска яиц "писанок", "крашенок" - и различные игры с ними. Церковный пасхальный календарь в значительной мере заслонил архаичную сущность обрядов, связанных с яйцами, но содержание росписи писанок уводит нас в глубокую орхаику. Здесь есть и небесные олени, и картины мира, и множество древних символов жизни и плодородия. В этнографических музеях хранится тысячи писанок, являющихся, самым массовым наследием языческих представлений.

Яйца, как крашеные, так и белые, играли важную роль в весенней обрядности: выезд на первую пахоту производился "з солью, з хлебом, с белым яйцом"; яйцо разбивали о голову коня или пашущего вола; яйцо и печенье-крест были обязательной принадлежностью обрядов при посеве. Нередко яйца закапывали в землю, катали по полю, засеянному житом. Яйца клали под ноги скоту при выгоне на Юрьев день и Лельник, клали в ворота хлева, чтобы скот переступил через них; с яйцами обходили скот и дарили их пастуху.»

Игры с яйцами-крашенками на Лельник:

Гадание на замужество:

Девушки поочередно, с помощью колотушек, катят свое яйцо-крашенку к капи Лели. Важно, чтобы при последнем ударе яйцо раскололось о капь – тогда девушка выйдет удачно замуж.

Гадание на замужество:

Девушки поочередно раскручивают крашенки. Если острый конец яйца останавливается напротив куклы Лели, то девушка выйдет замуж. По тому насколько близко находится яйцо напротив куклы определяют долго ли еще «ходить в девках».

Гадание на замужество:

Девушки одновременно скатывают крашенки с горы. Та, чье яйцо-крашенка укатится дальше всех, первая выйдет замуж.

СЛАВЯНСКИЙ ГОРОСКОП.

Все славянские девушки, родившиеся в период с 21 апреля по 21 мая, находятся под покровительством богини Лели, которая дарит им красоту и обаяние, которое сохраняется у них очень долго.

Слово «ЛЕЛЕЯТЬ» однокоренное имени Богини ЛЕЛИ, и обозначает оберег этой богини. Современные славянские мастера предлагают оберег Лели.

Нужно отметить, что следом за девичьим праздником Лельником идет мужской славянский праздник – ЯРИЛА ВЕШНИЙ (в христианском народном календаре - ЮРЬЕВ ДЕНЬ), 23 апреля.

ЯРИЛА ВЕШНИЙ – Ярила «отмыкает» (оплодотворяет) Мать Сыру-Землю и выпускает росу, отчего начинается бурный рост трав.

«Православные» христиане отмечали 23 цветеня/апреля день Георгия Победоносца (Егория Храброго, Юрия Вешнего) – Победителя Змея. Змей - это олицетворение Аримии (древнего государства на месте нынешнего Китая), которое в 4000-летии до н.э. развязало войну против славян-ариев и было ими побеждено.

В народе существовали следующие приметы, соотносимые с этим днем:

«Егорий Землю отмыкает, весну из-под спуда выпускает, зелёную траву выгоняет»,

«Егорий с росой, а Никола[21] с травой»,

«Егорий с теплом, а Никола с кормом»,

«Егорий Храбрый – зиме ворог лютый».

Если благоприятствовала погода, в этот день совершался торжественный выгон скота на пастбище – на Ярилину (Егорьеву) росу. По обычаю скотину подгоняли прутьями вербы. Ударяли слегка вербовыми ветвями скот и ребятишек, приговаривали: «Принесла верба здоровья! Как вербочка растёт, так и ты расти!»

Купались в росе, приговаривали:

«Будь здоров, как Ярилина роса!»,

«Ярилина роса от семи недугов»,

«На Юрия роса – не надо коням овса»,

«Гони животину на Юрьеву росу».

Просили Ярилу (Егория) – Покровителя пастухов, Охранителя домашнего скота и Волчьего Пастыря – оберечь скот от всякого хищного зверя.

На Юрия запахивали пашню, говорили:

«На Юрия выезжает и ленивая соха»,

«С Егорья – начало сева яровых».

По Юрьеву Дню определяли урожай яровых хлебов:

«На Юрия мороз – будет просо и овёс»,

«На Егория мороз – под кустом овёс»,

«На Юрия мороз – гречихи воз»,

«На Егория роса – будут добрые проса».

«23 апреля – На Юрьев День (ЯРИЛА ВЕШНИЙ) Егорий разъезжает по полям на белом коне.

«Егорий весну начинает, Илья лето кончает».

«На Руси два Егория: холодный (26 ноября) и голодный (23 апреля)».

«С Егория хороводы, с Дмитрия посиделки».

«С Юрья дня по Семен день (Покров – 14 октября) сроки сделкам и наймам».

Все мужчины, рожденные в период с 21 апреля по 21 мая, находятся под покровительством ЯРИЛЫ.

Образ Ярилы дошел до наших дней в русских БЫЛИНАХ. Ярила силен так, что его сумочку с горстью земли не может поднять даже сам Илья Муромец. Ярила – это образ былинного землепашца, который в лихое время всегда готов встать на защиту родной земли.

0

71

День летнего солнцестояния

21 июня отмечается день летнего солнцестояния. Это значит, что для жителей северного полушария земли настал самый долгий день в году и, соответственно, самая короткая ночь.

Земля в этот день, совершая движение вокруг Солнца и вращаясь вокруг собственной оси, в очередной раз занимает по отношению к центральному светилу такое положение, когда солнечные лучи в Северном полушарии отвесно падают на северный тропик и освещают дно самых глубоких колодцев. С этого дня солнце поворачивает на зиму, а значит, день начинает постепенно укорачиваться.

День солнечного солнцестояния имел огромное значение для людей, живших тысячи лет назад. Солнце обладало божественной властью над всем живым, а летнее солнцестояние означало наивысший расцвет всех сил природы. Считалось, что рожденные в этот день обладают большой силой.

В народном календаре 21 июня - день Кирилла-солнцеворота. На Руси в этот день собирали целебные травы и корни, поскольку считалось, что в этот период лечебная сила растений возрастает в несколько раз. К этому времени также поспевает первая земляника, ради которой "земле поклонишься не раз".

На Кирилла-солнцеворота было принято очищать детей огнем, водой и медной росой. Накануне девушки и парни гадали, используя различные цветы и растения, а влюбленные клялись друг другу в вечной верности.

После дня солнцестояния у древних славян наступал солнцеворот, который длился три дня. В этот период праздновался целый цикл жизненных перипетий бога Перуна: от рождения до смерти, затем магического воскресенья и предстоящей победы над Скипером-зверем. Перун ведал силами природы и небесным огнем, а также покровительствовал войнам.

Ко дню летнего солнцестояния также был приурочен праздник Купалы, посвященный древнему богу Купалы. После принятия христианства в Киевской Руси этот праздник приобрел и христианский смысл. 24 июня по старому стилю стали также отмечать праздник рождества Иоанна Крестителя. Отсюда и совмещенное название - день Ивана Купалы.

Самый веселый праздник древних славян был заполнен обрядами, связанными с водой, огнем и травами.

В ночь накануне Ивана Купала девушки выходили на берег реки и отпускали на воду венки с зажженными лучинками или свечками. У кого лучинка погорит дольше, та проживет долгую жизнь. А если венок проплыл недолго или сразу утонул, значит, девушке не суждено выйти замуж за своего суженного.

В Иванов день принято купаться. Правда, в некоторых областях крестьяне опасались заходить в воду, ведь в этот день отмечает именины сам водяной, который топит неосторожных купальщиков.

Очищающие костры - это центр празднования купальской ночи. Вокруг костров плясали, через них прыгали. Считалось, кто выше прыгнет, тот будет счастливее. В купальских кострах сжигали снятые с больных детей сорочки, чтобы вместе с этим бельем сгорели и болезни.

Напрыгавшись через костры, молодежь устраивала шумные веселые игры, и в первую очередь - горелки.

В купальскую ночь нашим предкам особенно верилось в различные чудеса. Считалось, что если в это время перелезть двенадцать огородов, любое желание сбудется.

Но самым главным героем в эту ночь становился папоротник, с которым повсеместно связывались предания о кладах. С наступлением темноты люди уходили в глушь леса в надежде увидеть там мифический цветок папоротника, раскрывающийся всего на несколько мгновений в полночь. Считалось, что цветок указывает путь к кладам, как бы глубоко они не находились.

Чего нельзя было делать в купальскую ночь, так это спать. По народным поверьям, в это время оживает не только всякая нечисть, но и вся природа: деревья начинают разговаривать друг с другом и переходить с места на место, беседуют между собой и животные. А травы в эту ночь наполняются особой, чудодейственной силой.

Собранными в Иванов день травами окуривали больных, а во время грозы бросали в затопленную печь, чтобы предохранить дом от удара молнии. Цветок Иван-да-Марья защищал от воров. В старину думали, что, если положить его в углы избы, то брат с сестрой (желтый и фиолетовый цветки растения) будут разговаривать между собой, а воры, подумав, что говорят хозяин с хозяйкой, побоятся заходить в дом.

0

72

Скандинавские Берсерки

Боевая ярость Берсеркеров, это дар от самого Одина. Презирая броню, Берсеркеры убивают направо и налево на поле боя, кормя воронов кровью своих врагов.

..... Их было двадцать и они сокрушали все на своем пути. Знай, мой читатель, что истории об этих бесстрашных воинах правдивы ..... Ужасные языческие кочевники Норманны выбирают детей из каждой деревни и заключают их в ямы, оставляя их одних перед яростью стихий, и кормят их кровью и падалью. Исхудавших и голодных несчастных заставляют драться с бешеными псами, чтобы ужасное безумие передалось и им. Немногие выжившие выходят из этих ям скорее животными чем людьми, в бою из их рта капает пена, они жаждут крови и смерти.
Берсеркеры - редчайшие и ужаснейшие из воинов, которых боятся во всем Мире за их нечеловеческую силу, жестокий характер и полное отсутствие страха. Хотя все настоящие Берсеркеры являются жителями морозного Севера, любой человек, в жилах которого есть хоть капля Норманнской крови, может стать Сыном Ярости.
Жажда крови, которую испытывает Берсеркер, начинается просто: в конце детства он испытывает странное чувство, как будто его тянет куда-то, известное как Зов. Зов, это голос, умоляющий прислушаться и взглянуть внутрь себя. Это голоса мертвых взывают к нам, наши предки, давно ставшие прахом, разорвавшие Темную Завесу и глядящие на Мир с завистью и тоской. Мертвые знают только одно: лучше быть живым, и только через наши действия наши Предки вновь смогут стать героями. Некоторые жаждут мести, некоторые завидуют живым, а некоторые возмущены древней тиранией: независимо от причины, Зов рождается из ярости, и ни один человек не может услышать его и остаться безучастным. Как только Берсеркер поддается Зову, тот превращается в Ярость, а затем в ужасном сумасшествии высвобождается гнев его древних предков. Сила Берсеркера удваивается, и он становится невосприимчив к боли, живя только для того, чтобы крушить, рвать и убивать. Хотя ярость таится в каждом человеке, во многих она спит. Всего один из сотни слышит ее зов и чувствует, как ее голод гложет его.

Ты слышал зов мертвых? Если ты не устоишь перед ним, готовься вступить на ужасный путь одиночества и пожертвовать тем, что делает тебя человеком. Люди будут бояться тебя, но ты будешь способен на поступки, которые поразят даже величайших рыцарей. Однако знай: несмотря на все разговоры о сумасшествии, контроль и воля являются ключами к Пути Ярости. Поддайся Ярости, и она пожрет тебя как огонь. Сопротивляйся слишком долго, и Зов сведет тебя с ума. Ты никогда не сможешь приручить Ярость. Вместо этого ты должен научиться плыть по ее волнам. Если ты выбираешь путь Берсеркера, назад пути нет - даже смерть не освободит тебя. Будь мудр в своем решении.

... Это - эффективное и вызываемое вполне сознательно боевое неистовство. У германских народов оно превратилось в своеобразный культ воина-зверя.
Звероподобные "превращения", являющиеся высшей формой развития боевой ярости, известны у всех германцев. Поздние античные историки сообщают о "франкском неистовстве", о "воинах-волках" народа лангобардов... При этом выпускались наружу столь неудержимые силы, что им не всегда мог противостоять даже сомкнутый дисциплинированный строй и искусство "правильного боя".
Судить о том, что представлял из себя образ воина-зверя, мы можем в первую очередь по скандинавским источникам, ибо в Скандинавии такие воины существовали до XII-XIII вв., правда, последние 200 лет своего бытия были уже пугающим анахронизмом.
Следуя установившейся традиции, будем называть их берсеркерами (хотя более точный термин - бьорсьорк, то есть "медведеподобный"). Наряду с воином-медведем существовал также ульфхеднер -"волкоголовый", воин-волк. Вероятно, это были разные ипостаси одного и того же явления: многие из тех, кого называют берсеркерами, носили прозвище "Волк" (ульф), "Волчья шкура", "Волчья пасть" и т.д. Впрочем, и имя "Медведь" (бьорн) встречается не реже.
Во время атаки берсеркер как бы "становился" соответствующим зверем. При этом он отбрасывал оборонительное оружие (или поступал с ним не по предназначению: например, вгрызался в свой шит зубами, повергая противника в шок), а в некоторых случаях - и наступательное; все скандинавские викинги умели сражаться руками, но берсеркеры явно выделялись даже на их уровне. Многие военизированные прослойки считали позорным безоружный бой. У викингов этот постулат приобрел следующую форму: стыдно не уметь сражаться с оружием, но в умении вести безоружный бой ничего постыдного нет. Любопытно, что в качестве подсобного (а иногда и основного - если он сражался без меча) оружия берсеркер применял камни, подхваченную с земли палку или припасенную заранее дубину.
Частично это связано с нарочитым вхождением в образ: зверю не подобает пользоваться оружием (камень и палка - естественное, природное оружие). Но, вероятно, в этом также проявляется архаизм, следование древним школам единоборства. Меч в Скандинавию проник довольно поздно, и даже после широкого распространения он был некоторое время не в чести у берсеркеров, предпочитавших палицу и секиру, которыми они наносили круговые удары от плеча, без подключения кисти. Техника достаточно примитивная, зато степень овладения ею была очень высока.

На колонне Траяна в Риме мы видим "ударный отряд" таких воинов-зверей (еще не берсеркеров). Они включены в состав римской армии и отчасти вынуждены следовать обычаям, но лишь немногие имеют шлемы (и никто - панцири), кое-кто облачен в звериную шкуру, иные - полуобнажены и сжимают вместо меча дубину... Надо думать, это не снижало их боеспособность, иначе император Траян, в чью охрану они входили, сумел бы настоять на перевооружении.
Преображение берсеркера во время боя (более глубокое, чем у кельтского фения) иногда не только психологически настраивало его на схватку, но и воздействовало на психику противника - в прямо противоположном духе. Мало кто сохранял хладнокровие при виде воющего от ярости, брызжущего пеной воина-зверя, не замечающего в исступлении ни ран, ни усталости.
Однако назвать это военной хитростью, "психической атакой" все же нельзя. Берсеркер всерьез был убежден, что одержим "звериным духом"; а все окружающие либо тоже верили в это, либо удерживали свои сомнения при себе - это было гораздо полезней для здоровья...
Такая "одержимость зверем" проявлялась, помимо прочего, в том, что берсеркер умышленно подражал движениям медведя, причем не только в бою, но и во время частых ритуально-магических церемоний, плясок и т.д. А это - уже "звериная школа" в чистом виде! Один из самых мощных стилей "звериного" ушу - стиль медведя...
К берсеркерам в чистом виде даже сами викинги относились с чувством, средним между восхищением, боязливой почтительностью и презрением. Это - подлинные "псы войны"; если их и удавалось использовать, то главным образом - на положении "прирученных зверей".
Но элементы берсеркерских тренировок, владения оружием, а главное - специфической психотехники проникли в быт многих воинов Швеции, Норвегии, Дании и особенно Исландии. Берсеркерство они держали под контролем, "включая" его только во время сражений.
Правда, не всегда этот контроль удавалось сделать абсолютным: порой "зверь" пробуждался в душе воина помимо его желаний. Тут мы затрагиваем очень интересную, во многом неисследованную проблему.
Есть сведения о том, что для впадения в состояние берсеркерства скандинавы употребляли природные наркотические вещества. Но - как и кельты - не всегда и даже не часто. Однако, скорее всего, здесь действительно имела место наркомания - не "внешняя", но "внутренняя"!

Современная наука знает, что нервная система человека - в том числе те ее разделы, которые поддаются сознательному контролю, - способна продуцировать вещества, по своему составу и действию близкие к наркотикам. Воздействуют они непосредственно на "центры наслаждения" мозга. Если эти вещества выделяются тогда, когда человек впадает в определенное состояние сознания, то в этом состоянии он испытывает полный аналог "кайфа", а при выходе из него начинается "ломка".
"Профессиональные" берсеркеры становились как бы заложниками собственной ярости. Они были вынуждены искать опасные ситуации, позволяющие вступить в схватку, а то и провоцировать их. Отсюда - берсеркерская асоциальность, вызывающая настороженность даже у тех, кто восхищался их мужеством и боеспособностью. И отсюда же - эта самая боеспособность, проявляющаяся в условии "открытия шлюзов".
Фраза: "Есть упоение в бою" обретала буквальный смысл...
Позднее викинги большей частью все же ухитрялись контролировать такие приступы. Иногда они даже входили в состояние, которое на Востоке называют "просветленным сознанием" (хотя шли они к нему обычно не через отрешенность, не через медитацию, а через боевую ярость; такой путь иногда чреват тем, что "зверь" возьмет верх над человеком). Это делало их феноменальными воинами:
"...Торольв так разъярился, что забросил щит себе за спину и взял копье обеими руками. Он бросился вперед и рубил и колол врагов направо и налево. (Некоторые типы скандинавских копий позволяли наносить рубящие удары.) Люди разбегались от него в разные стороны, но многих он успевал убить..." ("Сага об Эгиле"). Саги (которые, как выяснили современные специалисты, передают события с поразительной точностью) пестрят упоминаниями о том, как умелый воин отбивается один против многих, умудряется проложить путь к предводителю вражеского отряда сквозь стену щитов и толпу телохранителей, рассекает противника от плеча к бедру и т.п.
Тут самое время порассуждать еще об одном полумифическом свойстве берсеркера: о его неуязвимости. Самые разные источники в один голос утверждают, что воин-зверь фактически не мог быть сражен в бою. Правда, детали этой неуязвимости описываются по-разному. Берсеркера якобы нельзя было ни убить, ни ранить боевым оружием (из чего следовало, что против него надо употреблять оружие не боевое: деревянную дубину, молот с каменным навершьем и т.д.); иногда он был неуязвим лишь против метательного оружия (стрелы и дротика); в некоторых случаях уточнялось, что при искусном владении оружием его все-таки можно ранить, и даже смертельно, но умрет он только после боя, а до того словно не заметит раны.
Везде и всегда вокруг боевого искусства высокого уровня складывались легенды. Но, думается, здесь мы сможем докопаться до истины. Проще всего решается вопрос о неуязвимости боевым оружием: до тех пор пока меч оставался у скандинавов оружием немногочисленной элиты (где-то до VIII-IX вв.), такие "элитные" воины очень часто не могли сладить со своими конкурентами - воинами-зверями, применявшими древние приемы боя палицей. В конце концов произошло сращивание двух техник фехтования: многие берсеркеры стали "элитой", а многие из "элиты" овладели берсеркерскими навыками.
От метательного (да и от ударного) оружия берсеркеров берегла своеобразная "мудрость безумия". Расторможенное сознание включало крайнюю быстроту реакции, обостряло периферийное зрение и, вероятно, обеспечивало некоторые экстрасенсорные навыки. Берсеркер видел (а то и предугадывал) любой удар и успевал отбить его или отскочить.
У конунга Харальда, впервые объединившего Норвегию, имелся "спецназ", сформированный из влившихся в воинскую элиту берсеркеров. "Диких" воинов-зверей, не входивших в дружины и подобные им формирования, к тому времени уже в Норвегии не осталось. Одна из битв с их участием выглядела следующим образом:
"Двенадцать берсеркеров конунга находились на носу корабля. Корабль конунга шел вперед, и там была жесточайшая схватка. Когда же проверили войско, много оказалось убитых и у многих были опасные раны... На корабле конунга не было никого, кто бы стоял перед передней мачтой и не был ранен, кроме тех, кого железо не брало, а это были берсеркеры".
Один из лучших воинов Исландии, кстати не считавший себя берсеркером, описывая свои действия в бою против численно превосходящего противника, произносит такие слова:
"Тут я взял меч в одну руку и копье в другую и стал рубить и колоть. Щитом я не прикрывался, и я даже не знаю, что меня защищало" ("Сага о Ньяле").
Защищало его именно берсеркерство - уже "цивилизованное" и потому не считавшееся таковым. Это тем более примечательно, что викингу, овладевшему только "техникой", щит был необходим: полноценно отбиваться наступательным оружием он не мог.
Берсеркерство помогало отбивать опасные удары, но если уж удар оказывался пропущен, оно позволяло "не заметить" его. Трудно поверить, но множество независимых источников сообщают: викинг в какой-то мере сохранял боеспособность даже после чудовищных ран, от которых современный человек мгновенно потерял бы сознание. С отсеченной ногой или рукой, раскроенной грудью, пробитым животом, он некоторое время еще продолжал сражаться - и мог прихватить с собой в Вальгаллу своего убийцу...
И все же сохранились описания случаев, когда берсеркер не просто избегал раны, и даже не просто терпел ее, но, получив удар, оставался именно невредим! Тоже преувеличение? Может быть... Но очень уж похоже это на восточный "метод железной рубашки", при котором закалка костей и мускулов, а главное - умение концентрировать внутреннюю энергию, в определенных случаях делают тело трудноуязвимым даже для клинка. А ведь клинки викингов - не чета восточным: как бы ни восхищались ими северные воины, это восхищение происходит от недостатка материала для сравнений. По крайней мере, во времена берсеркеров закалка клинка была только поверхностной и он был далек от остроты и упругости самурайской катаны.
К тому же даже "энергетика" не всегда спасала берсеркера. Иногда пропущенный удар мечом действительно не рассекал тело, но наносил столь серьезный ушиб, что это могло обеспечить финал схватки. Ведь противники у берсеркеров были им под стать...
Да и не всякий берсеркер умел грамотно пользоваться внутренней энергией. Иногда они расходовали ее слишком экстенсивно - и тогда после битвы воин надолго впадал в состояние "берсеркерского бессилия", не объясняющегося только физической усталостью.
Приступы этого бессилия бывали столь тяжелы, что воин-зверь иногда мог и умереть после битвы, даже не будучи в ней раненым!
Интуитивное проникновение в глубины боевого искусства явно нуждалось в "дошлифовке" путем создания школы, обеспечивающей культуру движений, стоек, комбинации приемов...

В "краю викингов" локальные школы единоборства, не лишенные недостатков, сумели слиться в едином потоке ИСКУССТВА, суммировав технику движений, набор приемов, энергетику и возможность трансформаций сознания.
Древнее берсеркерство, родившись как разрушительная (хотя и эффективная) система, прошло долгий путь. Под конец его идея не только дополнила боевые наработки "цивилизованных дружинников", но и были созданы своеобразные "языческие монастыри", вобравшие берсеркерскую элиту.
От полудикой "стаи" - к четкому строю. От эпизодических "прорывов к зверю" - к системе тренировок. От анархического индивидуализма - к сознательной дисциплине. От интуитивных достижений - к разработанному комплексу (на высших стадиях отнюдь не исключающему опоры на полумистическую интуицию бьодваска). Все это давало довольно редкое совмещение, обеспечивающее равную готовность к действиям в одиночку, малой группой и большим, дисциплинированным формированием.

0

73

Викинги: история

На Руси их звали варягами, в Западной Европе — норманнами, а в историю они вошли, как викинги: бесстрашные мореплаватели, грозные воители...

Отправляясь в далекие походы, викинги последовательно, терпеливо, с нордической выдержкой и упрямством добивались поставленных целей. Неистовая отвага, воспетая скандинавскими сагами, создала необыкновенный ореол, благодаря которому в памяти человечества мореплаватели Севера остались непобедимыми воинами, превыше всего ценившими доблесть, богатство и славу.

С чего же началась эпопея викингов?

В 789 году, в правление датского короля Беотрика, возле берегов Англии появились три корабля датчан из Хардаланда. Посланец английского короля приехал на место, где причалили корабли, и попытался заставить моряков прибыть к своему владыке, — но был убит... Так англосаксонская летопись повествует о первом нападении и первой жертве викингов.

Четыре года спустя, в 793 году, последовал гораздо более известный набег на монастырь британского острова Линдисфарн. «Вероломное разрушение язычниками церкви Божией сопровождалось грабежом и кровопролитием. Никогда раньше Британия не переживала такого ужаса, как теперь от языческого племени, — писал ученый Алькуин, — сама мысль о вторжении с моря казалась невозможной.

Так, церковь святого Кутберта была залита кровью священнослужителей Божиих и лишена практически всей утвари; величайшая святыня Британии пала жертвой язычников».

После первых набегов викингов на Англию в конце VIII века последовал сорокалетний период относительного спокойствия. Но в 835 году, как говорит летопись, «язычники» разрушили Шеппи. Впоследствии не проходило и года без набегов северных пиратов на какую-либо часть страны.

Вначале эти экспедиции были не более, чем грабительскими рейдами в поисках добычи и рабов; но в 850-851 годах наметились перемены в стратегии викингов. Под этим годом летопись отмечает, что «в первый раз язычники остались на зиму» на острове Танет.

В 855-856 годах войско викингов опять «осталось на всю зиму», в этот раз на острове Шеппи; в 864-865 годах викинги снова зимовали на Танете; наконец, в 865-866 гг. «огромная флотилия язычников», прибыв с континента, зазимовала в Восточной Англии. На этот раз викинги прибыли, чтобы остаться...

Для англосаксов викинги были «язычниками», «датчанами» или «северными людьми». Термин «викинг» едва ли употреблялся за пределами Скандинавии (хотя некоторыми учеными высказывалось предположение, что само слово происходит от саксонского wic — военный лагерь).

Франкские источники называют хищников из-за моря nordmanni (северные люди, отсюда — норманны). Германские летописцы дают им название ascomanni; происхождение этого термина туманно. Некоторые ученые полагают, что загадочное слово происходит от норманнского названия ясеня — ash; из него, мол, строились корабли викингов; но на самом деле большинство варяжских судов было сделано из дуба.

Испанские мусульманские источники называют воинственных северян а1-madgus (языческие колдуны, по другой трактовке — огнепоклонники); славянские — рус (возможно, от Rotsi — финского названия Швеции). Византийцы знали их, как rhos (от греческого прилагательного «красный», возможно, пришедшего грекам на ум из-за красноватого цвета обветренных лиц мореплавателей) или varangoi (вероятно, от древнескандинавского var — обет; у северных воинов был обычай давать друг другу обет преданности). Очевидно, что слово varangoi могло легко превратиться в «варяги»...

Одни лишь ирландцы, которые вообще-то называли викингов lochlannach (северяне) или gaill (чужие, чужестранцы), пытались различать пришельцев по национальности, именуя, соответственно, норвежцев finn-gaill — белые чужестранцы, а датчан — dubh-gaill, черные чужестранцы. Летописцы же других стран использовали термины «датчане», «норвежцы» и даже «шведы», как взаимозаменяемые.

Например, Адам Бременский в 1075 году пишет: «Датчане и шведы, которых мы называем норманнами...» Он также объясняет, что «датчане, шведы и другие народы Дании (в том числе норвежцы) называются норманнами». Поэтому, когда англосаксонская летопись упоминает викингов из Dene или Dani, это не следует рассматривать, как доказательство их происхождения именно из Дании.
Действительное происхождение слова «викинг» невозможно установить с полной точностью. Постоянно растет число ученых, считающих верной теорию происхождения термина от vic (узкий залив, фьорд, бухта); викинг, мол, это прежде всего пират, прячущийся в труднодоступной бухте.

Другие производят слово «викинг» от Vik — географического названия области в Норвегии или от vig (битва) — но последнее маловероятно с точки зрения фонологии. Третьи приводят, как смысловой источник, глагол vikja (двигаться, отворачиваться); это-де характеризует воина-викинга «обходящим», совершающим боевой маневр. Но в скандинавских письменных источниках словом viking на самом деле обозначают понятие пиратства или пиратского набега; человек же, участвовавший в таком набеге, назывался vikingr.

Отчего же столь внезапно и эффектно на исторической арене появились викинги? Как одну из важнейших причин, приводят перенаселение страны. И действительно, в VII-VIII веках на территории Скандинавии, а точнее, Дании произошел демографический взрыв.

0

74

Походы Викингов

Так северные жители занимались воинским ремеслом и жили войной до того самого времени, когда христианская вера утвердилась на севере. Ничто не спасало от них - ни отдаленность Испании, ни великое могущество франков, ни огражденное морем государство англосаксов, ирландцев и шотландцев, ни дикая храбрость и численное превосходство славян и чуди. Для грабежа, владений и добычи викинги ездили к дальним и близким берегам, в страны, никому не известные, и к народам, которых название они никогда не слыхали. Без компасов и квадрантов они плавали по самым обширным морям, без осадных орудий брали укрепленные города и замки.

Черное, Каспийское и Средиземное моря носили их флоты. Немецкое и Северное море, также Балтийское, с его утесами и отмелями, были для них родными местами. С одной стороны они проникли до Ледовитого океана, открыли путь около Нордкапа в Белое море и посещали богатую Бьярмию; с другой устремлялись в Испанское море и через Гибралтарский пролив в Средиземное, берега которого они также посещали и высаживались на почву Италии. От Нордкапа до Гибралтарского пролива они повелевали всем океаном и впадающими в него реками; Фарерские острова, Исландия, Гренландия, Северная Америка принадлежат к числу их открытий; между тем, как эти страны, отчасти не обитаемые, впервые населялись скандинавскими поселенцами, викинги переплывали Балтийское море и по ту сторону его покоряли славянские и чудские племена - в то же время другие викинги завоевывали часть Франции, Англии, основывали государства в Ирландии и на Гебридах, овладевали Шотландскими островами, нападали на Шотландию. Одни сражались с маврами в Испании и на африканском берегу, другие - с теми же маврами на Каспийском море, и посещали азиатские народы. У сарацинов они отняли Сицилию, у греческих императоров и ломбардских князей - южную Италию; даже Константинополя нередко угрожали соседние с ним норманнские государства. От тех же викингов с севера посылались вспомогательные войска их землякам, утвердившимся в Англии и Ирландии. Другие отряды вели борьбу с Грецией, защищали знамя и столицу империи, охраняли дворец и особу императора. Так, словно на картине, является история викингов. Они разъезжали по всем морям и странам, разведывая, нельзя ли где сделать какое завоевание или приобрести владение, испытывали силы во всех приключениях и опасностях и искали славы смелыми делами.

Высеченные на камне руны еще поныне сохраняют память о многих викингах из Свейской и Готской земель, погибших в походах в восточные и западные страны. Рагнвальд из Эда в Уплпндии был вождем пехотного войска в Греции, а Мерзе из Тиллинга нажил там большое богатство для своих наследников. Видбьерн из прихода Данмарка близ Упсалы, Кетилль из Фрстада - называются на памятниках мореплавателями в Грецию; также и об Аке из Эрнтуны надпись сказывает, что он направлял суда в Греческое море. Такие же поездки предпринимали Торд Ярлсон из херада Уллеракера, Туке из херада Ангарна, Свейн и его сын Торд из Эда и много других уроженцев Упландии, имена которых, написанные рунами, отчасти изгладило время; известно только то, что все они пали в Греции или в ней кончили свою жизнь. То же самое рассказывают о каком-то Асуре из прихода Гегбы в Восточной Готии, или Готландии (Oestergotland). В Греции же умерли Хединвар, Нафвельсон и Ульриф, оба из Седерманландии, один из Спиллевика, другой из Рабы и еще третий из Тумбо. В приходе Хвитарюде в Финхедене и Смоланде (Hvitaryd in Finheden und Smuland) находится каменный памятник с рунами, поставленный отцом в честь сына своего, Свейна, молодого еще человека, скончавшегося на Востоке, в Греции.

Олаф, из прихода Стура Мальм (Большой Мальм) в Седерманландии, после многих военных подвигов на Востоке, кончил дни свои в Лангбардоландии (Ломбардии). Там же скончался и Хольме из прихода Тебы в Упландии.

На одном алтарном камне в центре Гамла Упсалы (Старой Упсалы) прочли имя, написанное рунами, Ватарфа, плавателя в Англию. Керфаст из Скультуны в Вестманландии, и другой, имя коего стерлось уже от времени на камне в его приходе Дантуне, несколько раз, по словам надгробных памятников их, ездили в Англию. Сохранился также памятник о странствовании в Англию Бруса из Гестрикландии и о его брате, которого он сопровождал туда. Тут же поселился и Фейра из Геггебы в Упландии. В Англии умерли Осл из Лундбы в Вестманландии, Туке из Каги в Восточной Готландии, Каре из прихода Бербы, Текгаммар из прихода Свира Нюкирке в Седерманландии и неизвестный из Гельштада в Упландии. Там же умерли Гуннар Грудерсон из Нефвельсе, Гуннар Сандсе в Нюдингене в Смоланде и Торир с неизвестным из прихода Берги в Финхейде. В Английском море утонул неизвестный родом из Тумба в Седерманландии и Свейн из херада Лигундры в Ютландии во время своей поездки в Англию.

Твердо и бесстрашно стоял на корабле Гудмар из Рабы в Седерманландии во время плавания на запад, а Спют из Кюлы проник далее, сражался и брал замки. Во время плавания туда же окончили дни свои Рагнар из Лерба, Сельве из Бетны и Геберн из Ардалы, все седерманландцы, и один неизвестный из Едсверы в западной Готландии: имя его когда-то читалось на камне, где замечено, что он был чрезвычайно воинственен. С Гаути, или Гути, отправлялись в поход на запад: Асур, сын Хакона, ярла из Бро в Упландии, Свейн из Гасинги в Седерманландии и Тьяльфер из Ландерида в Восточной Готландии. Редфос из Готландии в плавание своем был убит коварным образом бламинами (маврами).

Бьерн из Лунда в Упландии делал нападения на Вирландию, Аскер из Ветхольма прославился в Ливонии и Олаф из Асарпа - в Западной Готландии: он знаменит своей смелостью и лишиося жизни в Эстонии. Свейн с острова Селы (на озере Меларен) в Седерманландии часто ездил на своем дорогом корабле мимо Думснеса в Семигаллию. На одном камне в приходе Туринге, покрытом рунами, сказано, что он поставлен в память мужа, который пал как вождь одного отряда в Гардуне (Гардарике, Хольмгарде). В Хольмгарде пал также Сигвид из Сетерштама в Седерманландии, ездивший на своем длинном судне. Много других, по свидетельству их надгробных камней, пало в царстве, лежащем на востоке (Auster, Austriki), то есть в землях по ту сторону Восточного (Балтийского) моря. Там убит и Ингемунд, сын ярла из херада Уллеракера; там умер сын Гисмундера из Аттундаландии и херада Валлентуны; там пали братья Торкиль и Стурбьерн, хорошие воины, надгробный камень которых и теперь можно видеть близ Вестра Тифстеген, в приходе Вагнхераде, в Седерманландии; кроме того, там же пали Ескиль из бокштада, Соме из херада Иеанкера, Ингефаст и его племянники, сыновья Хольмфаста из округа Седертеле; там же пали вестготы Есберн и Юла, храбрые мужи, и остгот Ингвар из Табю, надгробный камень которому поставлен был отцом его, Сикстеном.

Нельзя также не упомянуть об Ингваре, который плавал далеко на юг и восток до сарацинской земли. До сих пор открыто 14 или 15 камней, поставленных в память вождей, принимавших участие в его долговременном путешествии. Из Упландии ездил с ним Саб.. (Сиббе?) из Онсалы, на собственном корабле; начальником на другом его корабле был тот муж, которому памятник, с изглаженной до половины надписью, находится в приходе Свингарне в Фьердгундраландии; в походе принимали также участие Гунвид из Тьерпа, Анунд из Гатуны и Гунлейф из Грана (в память его поставлены пятью его сыновьями два камня с руническими надписями, один из них - в Офвергранском приходе, другой - в Иттергране, в Гатунском хераде); из Остерготландии ездил Гуте, или Гете, с отрядом войска для усиления Ингвара; из Седерманландии Ульф, из прихода Ескильстуны, Скарф из прихода Клостера, Хольмвид из Кюлы, Бурстайн из Ардалы, Гуке из Боткюрки, Хольмстейн из Тистберги: все они погибли с Ингваром в этом походе. В позднейшее время в замке Грифсхольме открыт был камень, лежащий у подножья тамошней башни, с рунической надписью следующего содержания: "Тула поставил этот камень сыну своему, Хаварду, брату Ингвара: они бесстрашно плавали в самую даль, в Кули и еще дальше к востоку... умерли на юге в Серкланде (в земле сарацинов)". Памятник самому Ингвару еще не открыт.

Сколько можно заключать из многочисленных камней с высеченными рунами, напоминающих об его походе, это был человек известный, предпринимавший славный поход, в котором участвовали многие вожди и знаменитые люди. Из сказания, получившего романтическую форму в позднейшей исландской словесности об Ингваре Видферле (далеком плавателе) и его сыне, Свейне, видно, что на севере много говорили об этом походе и незнакомых странах на дальнем востоке и юге, посещенных Ингваром, что он был швед знаменитого рода, умный и красноречивый, кроткий и щедрый к друзьям, жестокий к врагам, крепкий силами, белый лицом, с красивой осанкой, приличный в обществах и очень сведущий во всяком деле; умные люди сравнивали его с дядей его, Стурбьерном. Он хотел для себя королевского имени, но Олаф Скетконунг отказал ему. В досаде на то он собрался покинуть страну и искать себе земли и власти в других местах. Он поплыл с 30 хорошо снаряженными кораблями в Гардарику, провел там три зимы и научился там многим языкам.

Слыша много толков о трех великих реках, текущих к востоку от Гардарики, о величине средней, самой большой из них, из любопытства он отправился в окрестные места узнать от кого-ибудь, где устье этой реки. Однако ж этого никто не мог сказать ему. Ингвар решился лично узнать это и поплыл к крайним пределам Гардарики с 30 судами. Такое же путешествие предпринимал сын его, Свейн, по смерти отца. Эти походы и неизвестные места, куда приходили Ингвар и Свейн со своими товарищами; разные странные вещи и звери, виденные ими, иноземцы другой веры, их частые сражения с язычниками и победы над ними в этих землях, богатая добыча в серебре, золоте и других металлах, в оружии, в платьях и драгоценных вещах, их приключения с драконами, сторожившими золото, исполинами и чудовищами, разные опасности, из которых выручали их быстрая решительность и благоразумие, великие подвиги Ингвара и Свейна - все это составляет главное содержание саги.

Ингвар и большая часть его сподвижников погибли на обратном пути; только один корабль, на котором плыл Кетилль, один из товарищей Ингвара, воротился счастливо в Гардарику, другой же, сбившись с дороги, попал наконец в Константинопольскую пристань. кетилль же остался на зиму в Гардарике, а весной переехал в Свитьод, рассказал там все случаи похода, и хотя принес Свейну, сыну Ингвара, много горя, но и много богатства. После того сам Свейн предпринимал поход в эти восточные страны(50).

Рассказы этой саги опоездках на Восток, подтверждаемые руническими памятниками, напоинают о походах викингов в Каспийское море. Арабские писатели, как видели мы, говорят, что Прикаспийские страны, принадлежащие сарацинским князьям, посещались русскими викнгами, которые со своими флотами входили в Дон, потом спускались вниз Волгой и грабили везде, где ни появлялись. Не другие, а скандинавские викинги, или в Гардарике находившиеся норманны, были те руссы, которые в 968 или в 969 году совсем разграбили Приволжские города Булгар, Итиль, Хазеран (под именем которого понимается восточная половина города Итиля) и Семеренд, большой и старинный город между Итилем и Дербентом и выше всякого описания богатый виноградниками (там находилось до 40 тысяч виноградных кстов). Русские викинги нападали на всех, разорили, по рассказам современных арабских писателей, все владения булгар, хазар, буртасов на Волге, захватили все их имущество и тотчас после того удалились в Грецию и Испанию. В Испанию, именно в Галисию, действительно прибыл в этом (969) году флот викингов под начальством Гудреда, брата норвежского короля, Харальда Серая Шкура.

Об этих походах, может быть, сохранила темное и сбивчивое воспоминание одна северная сага; ее рассказы похожи на басню, потому более, что подобные путешествия направлялись на самый дальний восток, в страны, не посещенные еще никем, обитаемые разными народами, чуждыми по языку и обычаям; там чудесный зверь, слон и нефтяное пламя, вылетающее из земли, с разными другими невиданными явлениями предстали глазам северных жителей, не знакомых с природой и произведениями Азии; известия о том, занесенные викингами на север, доставили полное раздолье воображению и были украшены сагой до невероятности.

Исландцы, историки древнейших времен Севера, говорят только о поездках отдельных лиц в Гардарику (Россию), но ничего не рассказывают о происхождении князей Гардарики из Скандинавии, также и о том, что скандинавские люди, так называемые в русских летописях варяги, были первыми основателями и государями Руси. Причина, вероятно, та, что исландские летописи, как уже замечено, только по особенным случаям говорят о шведских делах, смотря по тому, в близком или отдаленном отношении находятся они к событиям и переворотам в Норвегии; иногда же мимоходом поминают о тамошних отдаленных происшествиях, по поводу происхождения какого-то исландца из Швеции или его поездки туда и недолгого там пребывания. Впрочем, все события в Швеции и Гардарике были для них, кажется, неизвестны, потому что они вообще имели мало сношений с этими странами. Вероятно, однако ж, что в исландию занесены были некоторые саги о поездках из Свейской и Готской земли в гардарику и о разных замечательных случаях в этой земле. Таковы, без сомнения, те самые саги, которые со множеством других в позднейшей исландской словесности получили романтическую форму в чудных стихотворениях об Ингваре Видферле, Орваре Одде, Херауде и Бозе, Гетрике и Рольфе; основой им, вероятно, служило истинное предание, как бы на было оно перемешано с баснями и чудесами, особенно потому, то главное место действия в этих сагах - противоположные берега Балтийского моря внутри России, также страна близ Ледовитого моря, обитаемая чудью и другими неизвестными народами, где старинное народное верование помещало отчизну исполинов, карликов и чудовищ.

Впрочем, есть и другие памятники, надписи которых показывают, что Асгот, или Асгет, из Аттундаландии и Нертунского прихода плавал к востоку и западу; что брат Брюнюльфа, Ские, и Анунд из Рунтуны в Седерманландии ездили далеко по свету; что Кизил из Рида в Аттундаландии сделался славным в дальних краях, что Арне из прихода Данмарка, Остен из прихода Фресзунда и много других путешествовали далеко "на чужбине", на иноземных берегах умерли, или пали, или погибли со всеми кораблями.

Справедливо можно сказать, что эти путешествия викингов во многих отношениях походили на разбойничьи наезды, буйные вспышки дикой силы, да и были таковы на самом деле. Но и они не остались без важных последствий(51). Правда, в то время, когда гроза еще продолжалась, это было наказанием для человечества, ужас носился перед ними, кровь и разорение отмечали их шаги; многие тысячи семейств видели погибель своего счастья. Однако ж законы, гражданский порядок и мирное исскуство возникли на северо-западном берегу Франции благодаря заботливости тех самых рук, которые держали окровавленный меч. Англия со времен норманнского завоевания и воцарения в ней государей из рода викингов считает начало своей государственной деятельности, своего значения и силы, как держава. Русское государство, основанное скандинавскими князьями, под защитой северных дружин, быстро распостранилось в обширную державу, соединив в себе славянские и чудские племена на севере Европы, жившие без всяких взаимных гражданских связей. Сицилия, принадлежавшая сарацинам, и южная Италия, под властью разных слабых князей, существовали отдельно одна от другой и, следуя изменчивым успехам оружия, доставались по частям то одному, то другому; нормандские странники составили из них одно целое, образовали государство, еще до сих пор сохраняющее пределы, назначенные его основателями. Так долгая война, со всей гордой отвагой викингов, начатая небольшим норманнским поселением у истоков Рейна, кончилось основанием новых государств; это событие имело важное влияние на развитие государственного устройства Европы и на весь ход европейской образованности. Викинги, столько страшные в походах, были не такие уж варвары, чтобы оставить после себя одно слабое воспоминание разорений и разбоев, вместо более прочного и благородного памятника для человечества. Хтя они любили проливать кровь, но зато приносили новую жизнь покоренным государствам, созидали, устраивали и смело вмешивались в общий ход мировых событий.

И для северных стран эти походы были благодетельны во многих отношениях. Какой исход без них нашли бы беспокойные силы? Если бы они ограничивались только взаимной борьбой, то одичали бы нравы, - а они сделались мягче и восприимчивей к спасительному влиянию христианской веры, чему именно воздействовали походы викингов, установившие сношения и связи с более образованными народами. Для обуздания воинского духа и гордой отваги молодых людей не оставалось лучшего средства, как только утомлять их дикую силу под оружием, среди военных опасностей. Это стремление сил за пределы страны было необходимо для безопасного развития гражданской свободы, не задерживаемого внутренними раздорами.

В то время между государствами не было никаких сношений; одна война сводила ближних соседей; ее последствия никогда не простирались далее воевавших народов; тогда скандинавы, живя на самом севере, без другого соседства, кроме диких славянских и чудских племен, были бы совсем отчуждены от всякого сношения с миром, если бы не вызвали их морские походы. Через них они ознакомились с миром и сами стали известны ему. Их знали не только в ближних к ним странах вендов (славян), в Эстонии, Ливонии, Куронии, Семигаллии, России и Германии; они имели сведения об отдаленных землях и островах на океане, никому не известных; они узнали не только Шотландию и Ирландию с окрестными островами, но и Англию с покинутыми там римскими станами, валами и укреплениями. Плавая по всем судоходным рескам Голландии, Бельгии, Франции и Испании, они знакомились с природой и положением этих стран, видели богатые и укрепленные города, замки, храмы, выстроенные из камня, и много других произведений образованности; они знакомились с роскошной природой, вместо морозов и скудных произведений Севера, посылавшей столь щедрые благословения на земли, омываемые морями Средиземного моря; они видели чудесный Миклагард во всем блеске возможного великолепия, посещали Иерусалим и все святые места, привлекавшие толпы паломников в Обетованную землю.

Картина такого множества стран с их разнообразной природой и народов, различных нравами и обычаями, естественно, должна была расширить круг их знаний и пробудить в них новое понятие. Сокровища из золота и других драгоценных вещей, привозимые викингами, как добыча их морского разбойничества, в следующих веках исчезли из страны, подобно всякому неправедно нажитому добру, так же быстро, как и пришли; они принесли с собой только вкус к роскоши, но сами по себе, как добыча морских набегов, не имели большой важности. Гораздо важнее, что с этими походами возникли сношения у северных жителей с восточными и южными, установились торговые пути между Югом и Севером; скандинавы свыклись с путешествиями в чужие края за богатством и сведениями для состязания с другими народами в образовании. А постоянно боевая жизнь в течении многих столетий на открытом море, проходившая в смелой борьбе с самой непокорной из стихий, в предприятиях одно важнее другого, не должна ли была сообщить их духу какое-то дикое величие и обращать их помыслы к бесконечному?

Возвратившись домой, викинги могли передавать много рассказов про чужие края и народы; они наблюдали обычаи иноземных вождей, учились усваивать их себе, получали воинскую опытность, обогащали себя сведениями. Это заохочивало молодых людей посмотреть на свет и узнать что-либо более домашнего быта. "Тот кажется для меня не слишком сведущим, кто не знает никакой другой страны, кроме Исландии", - говорил Болли Боллесон совему зятю, Снорри Годи, в том же смысле, в каком Стурлауг Старфсон отзывался своему отцу, Ингольфу: "Немного будут говорить о нас, если не побываем у других народов"; или как исландец Торстейн отвечал племяннку своему по сестре, Кьяртану, который хотел купить пополам с кем-нибудь корабль, чтобы летом уехать из отечества: "Очень естественно, племянник, что у тебя есть охота узнать обычаи других народов". Точно так же одна сага заставляет говорить Свипдага своему отцу: "Для успехов в жизни надобно иметь какую-нибудь опытность: без того нельзя знать, куда повернется счастье; потому-то я и не хочу сидеть здесь больше и поеду". Его отец, Свипур, с удовольствием слушал сына и дал ему большую секиру, красивую и острую, с такими словами: "Не будь дерзок и горд с людьми: это предрассудительно, но защищайся, если хотят испытать силы твои, потому что мужчине следует не хвастать, а храбро биться в опасностях и испытаниях".

В ссагах везде встречаются подобные черты: они доказывают стремление духа к развитию и образованию, жившее прежде на Севере и питаемое походами викингов, как Фритьоф говорит Бьерну: "Я пойду на войну и стану изучать обычаи вождей", и как Вига Глум, великий исландский скальд и воин, говорил еще в юношеском возрасте: "Нахожу, что ничего не выйдет из моей молодой силы, если не уйду от сюда: тогда только, может быть, придет ко мне счастье моих славных родственников". Если сыновья сами не рвались вон из отечества, их понуждали отцы, которые от детей, шатавшихся дома, не ожидали ничего, как только бесполезных людей, и думали, что "слабый в молодости редко крепент с годами". Путешествие в чужие края считалось практическим училищем рассудка и опытности не только для всякого гражданина, но и князя; в них видели лучшее средство для образования молодого человека, для упражнения сил и обогащения знаниями о мире и человеке, как говорит Хавамаль (Речи Высокого): "Только дальний путешественник, или мореплаватель, знает всякие нравы людей, если только умен". "Если какой-нибудь глупец, - замечает одна древняя сага, - поедет в Иерусалим, то думает схватить мудрости всей Вселенной, а воротившись, не умеет рассказать ничего, кроме пустяков, годных только на то, чтоб заставить посмеяться над ним". Поэтому и тербовали от путешественника, чтобы он все замечал, что слышал и видел; хотели в нем зрелый рассудок, опытную мудрость, приличия в поступках, дарования во всех свободных исскуствах, опытность и сведения обо всем, что было в употреблении у других народов, и происшествия в других краях. В этом смысле говорил Сигурд Сивер своему пасынку Олафу Дигре (Толстому), когда этот воротился в Норвегию после десятилетнего путешествия: " Теперь ты сделался опытным в боях и узнал обычаи иноземных вождей". Это же самое придавало значение воротившимся путешественникам. К ним относятся те похвалы, какими осыпает сага Олафа Трюггвасона, Олафа Дигре, Харальда Хардраде: "Они далеко ездили и желали изведать все, за то и получили себе огромную известность и славу". Эти короли, перестав сами ездить в морские походы, имели обыкновение очень усердно расспрашивать викингов и других путешественников об обычаях и управлении войсками богатых и знатных людей.

Уже законы и религия Одина зародили в сердце норманна желание знаменитого имени и славы. Это желание известности в морских походах и стало главной чертой народного характера. Оттого-то скандинавы очень дорожили происхождением от знатных предков. В то время, когда отличия и значение снискивались одними делами, считалось почетным принадлежать к знаменитому роду; недостаток дворянских грамот заменядло наследственное мужество, составлявшее славу родоначалника; для потомка оно было сильным побуждением прославлять свой род собственными делами. Мы видим из саг, что славное имя предков считалось в мужчине залогом сильного духа и разнообразных дарований. Из рода в род, по землям и морям, разносилась молва о подвигах и храбрости, потому что "геройские битвы раздаются далеко".

Памятники, воздвигнутые на дорогах, пригорках, где происходили тинги, и на жертвенных местах, всегда напоминали о том бойце, в память славной жизни которого поставлен камень; его дела и смерть были воспеты скальдами. Дети на играх, пирах и вместо забав в долгие вечера слышали только про одни битвы и приклбчения храбрых людей, про их подвиги на море и на сухом пути. Если молодой человек, в котором еще не проснулось воинское мужество, достигал того возраста, когда война была для него приличнее разгуливания по домашнему двору или звериной охоты, он рассуждал о своем положении, подобно Хейдреку, что в будущем не много станут рассказывать про него, не услыхав ничего, кроме того, что он сделал до сих пор; потому хотел испытать себя в битвах, для получения такой же славы, какая была уделом его отцов и дедов.

По рассказам саги, Хаки, смертельно раненный в битве при Фюрисвалле (равнине на реке Фюри, при Упсале), зажег свой корабль, нагруженный оружием и трупами, велел положит себя на него и в этом пламени на всех парусах поплыл из островов в открытое море, чтобы жить в памяти потомства. Эйрик отказался с негодованием от свободы и всех благ жизни, какие предлагались ему за позор, велел бросить себя на копья и в предсмертных мучениях пел последнюю песню про свое мужество и презрение к смерти. Ивар велел поставить себе могильный курган в том месте его королевства, где чаще всего нападает неприятель. Рагнар, когда молва принесла ему весть о славных делах его сыновей, размышлял, как бы совершить самому какое-нибудь славное предприятие, которое затмило бы все другие, и отправился в поход на Англию только с двумя кораблями, потому что никогда еще не слыхано было, чтобы земля, подобная Англии, могла быть завоевана с такими малыми силами. Предприятие, разумеется, не удалось: король Элла взял в плен Рагнара Лодброка и бросил его в башню, наполненную змеями. Умирая, Рагнар пел песню. "Кто бы ни был ее сочинитель, - говорит красноречивый историк "Завоевания Англии норманнами", - она носит живой отпечаток военного фанатизма и религии, которые делали столь страшными датских и норманнских викингов в IX столетии". (О. Тьерри. История завоевания Англии норманнами).

Мы приводим здесь эту песню:

"Мы поражали мечами в то время, когда еще юный я ходил на восток готовить волкам кровавую трапезу, и в той великой битве, когда всех жителей Хельсингии я отправил в чертоги Одина. Оттуда корабли принесли нас в Ифу, где наши копья пробивали латы, наши мечи разрубали щиты".

"Мы поражали мечами в тот день, когда я видел сотни людей, лежавших на песке у одного английского мыса: с оружия капала кровавая роса; стрелы свистали, отыскивая шлемы... О, это было для меня такой же отрадою, как держать на коленях у себя красавицу!"

"Мы поражали мечами в тот день, когда я заколол юношу, который так гордился своей прической, спозаранку бегал за девушками и искал случая поболтать с вдовами... Какое же другое назначение для храброго, как не смерть в бою в числе первых? Скучна жизнь того, кто никогда не бывал ранен; надобно, чтобы люди нападали и защищались".

"Мы поражали мечами; но узнаю теперь, что люди - рабы судьбы и повинуются приговору норн, в присутствии которых начали жить. Я не думал, что мне придется умереть от этого Эллы, когда устремлял наперерез волнам свои ладьи и давал ткаие обеды хищным зверям. Но мне так весело при одной мысли, что для меня готовится место в чертогах Одина, что скоро, заседая на пышном пире, мы будем пить пиво полными черепами".

"Мы поражали мечами. Если бы дети Аслауг знали мои теперешние страдания, если бы знали, что ядовитые змеи вьются по мне и покрывают меня язвами, они содрогнулись бы, в них вспыхнуло бы желание битвы, потому что я оставляю им мать (в другом месте: "я выбрал для них мать"), от которой они получили бестаршные сердца... Ехидна прокусила мне грудь и касается сердца... я побежден, но надеюсь, что скоро копье которого-нибудь из моих сыновей пройдет сквозь ребра Эллы".

"Мы поражали мечами в пятьдесят одной битве. Сомневаюсь, есть ли между людьми король славнее меня. С молодых лет я проливал кровь и желал такой смерти. Валькирии, посланницы Одина, называют мое имя, манят меня; иду пировать с богами на почетном месте. Часы моей жизни на исходе, но умру с улыбкой".

Все эти рассказы имеют только то смысл, что в скандинавах преобладало желание знаменитого имени; везде в древних сагах оно является могучим двигателем жизни, исполненной подвигов и великодушного презрения смерти. Оно было главной целью, которую искали всей силой воли, данной в полной мере жителям Севера, всей отваго, не бледневшей перед опасностью и смертью, храбрами делами и смелыми путешествиями, странными предприятиями и исскуством в гимнастических упражнениях. "Лучше умрем храбро и с похвалой, нежели явимся трусами. Король должен жить для славы и хвалы, а не искать долгой жизни и глубокой старости", - так говорили у скандинавов короли и храбрые люди, так и жили они. Славная жизнь и смерть, известность у современников да память в потомстве составляли всю прелесть существования. Ни одно житейское правило не залегло так глубоко в их сердце, как следующее изречение, переходившее из рода в род, замечательное даже и ныне:

Гибнут стада,
Родня умирает,
И смертен ты сам;
Но смерти не ведает
Громкая слава
Деяний достойных.

В этом смысле действовали всю жизнь великие личности. Бессмертие имело одушевляющую силу для молодого поколения; оно ускоряло для юноши возраст мужества; без того - он оставался пустым человеком, вырастая у отеческого очага для незаметной доли, без уважения от современников, легко забываемый потомками; к этому числу принадлежали все, жизнь которых не была отмечена храбростью, не озарена славой. Известное имя приобретало для скандинава братьев по оружию и друзей, давало ему почетное место в королевское комнате, снискивало уважение старых и молодых, великих и малых. Оно пролагало для него путь к сердцу хорошей девушки, которая не столь любила красоту и молодость, сколько храбрость и достоинство совершенного мужа, лучше выбирала людей с именем; неизвестным женихам отвечала так же, как Аса, дочь ярла Хринга, Стурлаугу: "На что мне брать в мужья того, кто сидит все с матерью, в домашнем гнезде, и лучше любит заниматься хозяйством, нежели искать чести и славы?"

0

75

Татаро-монгольского нашествия не было

Многие члены редколлегии лично знакомы с жителями Монголии, которые с удивлением узнавали о своём, якобы, имевшем место 300-летнем владычестве над Россией. Конечно, это известие наполняло монголов чувством национальной гордости, но при этом они  спрашивали: «А кто такой Чингизхан»?

В летописях Правоcлавных Староверов о «татаро-монгольском иге» сказано однозначно: «Был Федот, да не тот». Обратимся к древлесловенскому языку. Адаптировав рунические образы к современному восприятию, получим: тать - враг, разбойник; могол - могущественный; иго - порядок. Оказывается, что «тати Арии» (с точки зрения паствы христианской) с лёгкой руки летописцев были названы «Татарии» [1], могущественные - монголами, а иго - 300-летний порядок в Державе, прекративший кровопролитную гражданскую войну, вспыхнувшую на почве насильственного крещения Руси - «святомученичеством». Орда - производное от слова Орден, где «Ор» - сила, а день - светлое время суток или просто «светло». Соответственно «Орден» - Сила Света, а «Орда»- Светлые Силы. Так вот эти Светлые Силы Славян и Ариев, во главе с Богами и Предками нашими: Родом, Сварогом, Свентовитом, Перуном пресекли гражданскую войну вРоссии на почве насильственной христианизации и 300 лет сохраняли порядок в Державе. А были ли в Орде чернявые, коренастые, смуглолицые, горбоносые, узкоглазые, кривоногие и очень злые воины? Были. Отряды наёмников разных национальностей, которых, как и в любой другой армии, гнали в первых рядах, сохраняя от потерь на передовой линии основные Славяно-Арийские Войска.

Трудно поверить? Взгляните на «Карту Руссии 1594 г.» в «Атласе Герхарда Меркатора». Все страны Скандинавии и Дания входили в состав России, которая простиралась только до Уральских гор, причём княжество Московия показано самостоятельным государством, не входящим в состав Руси. На востоке, за Уралом изображены княже ства Обдора, Сибирь, Югория, Грустина, Лукоморье, Беловодье, которые входили в состав Древней Державы Славян и Ариев - Великой (Гранд) Тартарии[2].

0

76

Нужно ли много ума, чтобы провести аналогию: Великая (Гранд) Тартария = Моголо + Тартария = «монголо-татария»? Унас нет качественного изображения названной карты, есть только «Карта Азии 1754 г.». Но это даже лучше! Убедитесь сами. Не только в 13-м, но до 18-го века Гранд (Моголо) Тартария существовала так же реально, как сейчас безликая РФ.

«Писарчуки от истории» не всё смогли извратить и спрятать от народа. Их многократно штопаный и латаный «тришкин кафтан», прикрывающий Правду, то и дело трещит по швам. Сквозь прорехи Правда по крупицам достигает сознания наших современников. Они не располагают правдивыми сведениями, поэтому частенько заблуждаются в трактовке тех или иных фактов, но общий вывод они делают верный: то, что преподавали школьные учителя нескольким десяткам поколений россиян - обман, клевета, кривда.

Публикуемая статья из С.М.И. «Татаро-монголъского нашествия не было» - яркий пример вышесказанного. Комментарий к ней члена нашей редколлегии Гладилина Е.А. поможет Вам, уважаемые, читатели, расставить точки над «i».

Виолетта Баша, Общероссийская газета «Моя семья», № 3, Январь 2003г. стр. 26.

0

77

Основным источником, по которому мы можем судить об истории Древней Руси, принято считать Радзивиловскую рукопись: «Повесть временных лет». Рассказ о призвании варягов править на Руси взят именно из неё. Но можно ли ей доверять? Её копия была привезена в начале XVIII века Петром 1 из Кенигсберга, затем в России оказался и её оригинал. Сейчас доказано, что эта рукопись подделана. Таким образом, достоверно неизвестно, что происходило на Руси до начала XVII века, то есть до восшествия на престол династии Романовых. Но зачем понадобилось дому Романовых переписывать нашу историю? Не затем ли, чтобы доказать русским, что они долгое время были в подчинении у Орды и не способны на самостоятельность, что их удел - пьянство и покорность?

Странное поведение князей

Классическая версия «монголо-татарского нашествия на Русь» многим известна ещё со школы. Выглядит она так. В начале XIII столетия в монгольских степях Чингисхан собрал из кочевников огромное войско, подчинённое железной дисциплине, и задумал завоевать весь мир. Одолев Китай, войско Чингисхана ринулось на запад, а в 1223 году вышло на юг Руси, где одолело дружины русских князей на реке Калке. Зимой 1237 года татаро-монголы вторглись на Русь, сожгли множество городов, затем вторглись в Польшу, Чехию и достигли берегов Адриатического моря, однако внезапно повернули назад, потому что боялись оставлять в тылу разорённую, но всё ещё опасную для них Русь. На Руси началось татаро-монгольское иго. Огромная Золотая Орда имела границы от Пекина до Волги и собирала с русских князей дань. Ханы выдавали русским князьям ярлыки на княжение и терроризировали население зверствами и грабежами.

Даже в официальной версии говорится, что среди монголов было много христиан и отдельные русские князья завязывали с ордынскими ханами очень тёплые отношения. Еще одна странность: с помощью войск Орды некоторые князья удерживались на престоле. Князья были очень близкими людьми у ханов. И в некоторых случаях русские воевали на стороне Орды. Не много ли странностей? Разве так должны были русские относиться к оккупантам?

Окрепнув, Русь стала оказывать сопротивление, ив 1380 году Дмитрий Донской разбил ордынского хана Мамая на Куликовом поле, а столетие спустя сошлись войска великого князя Ивана III и ордынского хана Ахмата. Противники долго стояли лагерем по разный стороны реки Угры, после чего хан понял, что у него нет шансов, отдал приказ отступать и ушел на Волгу. Эти события считаются концом «татаро-монгольского ига».

Тайны исчезнувших летописей

0

78

При исследовании летописей времен Орды у учёных возникало много вопросов. Почему десятки летописей бесследно исчезли в период правления дома Романовых? Например, «Слово о погибели русской земли», по мнению историков, напоминает документ, из которого аккуратно удалили все, что свидетельствовало бы об иге. Оставили только фрагменты, рассказывающие о некой «беде», постигшей Русь. Но нет ни слова о «нашествии монголов».

Есть ещё много странностей. В повести «о злых татарах» хан из Золотой Орды велит казнить русского князя-христианина... за отказ поклониться «языческому богу славян!» А в некоторых летописях содержатся удивительные фразы, например, такие: «Ну, с Богом!» - сказал хан и, перекрестившись, поскакал на врага.

Почему среди татаро-монголов подозрительно много христиан? Да и описания князей и воинов выглядят непривычно: летописи утверждают, что большинство из них были европеоидного типа, имели не узкие, а большие серые или голубые глаза и русые волосы.

Еще парадокс: почему вдруг русские князья в битве на Калке сдаются в плен «под честное слово» представителю чужеземцев по имени Плоскиня, а тот... целует нательный крестик?! Значит, Плоскиня был своим, православным и русским, да к тому же знатного рода!

Не говоря уже о том, что число «боевых лошадей», а значит, и воинов войска Орды поначалу, с легкой руки историков дома Романовых, оценивали в триста-четыреста тысяч. Не могло такое количество лошадей ни скрыться в перелесках, ни прокормиться в условиях длительной зимы! За последнее столетие историки всё время уменьшали численность монгольского войска и дошли до тридцати тысяч. Но такое войско не могло держать в подчинении все народы от Атлантики до Тихого океана! Зато оно легко могло выполнять функции по сбору налогов и наведению порядка, то есть служить чем-то вроде полиции.

Никакого нашествия не было!

Ряд учёных, в том числе академик Анатолий Фоменко, сделали сенсационный вывод, основанный на математическом анализе рукописей: не было никакого нашествия с территории современной Монголии! А была гражданская война на Руси, князья воевали друг с другом. Никаких пришедших на Русь представителей монголоидной расы не существовало и в помине. Да, в войске были отдельные татары, но не пришельцы, а жители Заволжья, обитавшие по соседству с русскими задолго до пресловутого «нашествия».

То, что принято называть «татаро-монгольским нашествием», на самом деле было борьбой потомков князя Всеволода «Большое Гнездо» со своими соперниками за единоличную власть над Русью. Факт войны между князьями общепризнан, к сожалению, Русь объединилась не сразу, и довольно сильные правители воевали между собой.

Но с кем воевал Дмитрий Донской? Другими словами, кто такой Мамай?

Орда - название русского войска

Эпоха Золотой Орды отличалась тем, что, наряду с властью светской, существовала сильная военная власть. Было два правителя: светский, именовавшийся князем, и военный, его-то и называли хан, т.е. «военачальник». В летописях можно найти такую запись: «Были вместе с татарами и бродники, а воеводой у них был такой-то», то есть войска Орды возглавляли воеводы! А бродники - это русские вольные дружинники, предшественники казаков.

Авторитетные учёные сделали вывод, что Орда - это название русскою регулярного войска (вроде «Красной Армии»). А Татаро-Монголия - сама Великая Русь. Получается, что никакие не «монголы», а именно русские покорили огромную территорию от Тихого до Атлантического океана и от Северного Ледовитого до Индийского. Это наши войска заставили трепетать Европу. Скорее всего, именно страх перед могущественными русскими и стал причиной того, что немцы переписали русскую историю и обратили своё национальное унижение - в наше.

Кстати, немецкое слово «орднунг» («порядок»), скорее сего, происходит от слова «орда». Слово «монгол», вероятно, появилось от латинского «мегалион», то есть «великий». Татария от слова «тартар» («ад, ужас»). А Монголо-Татария (или «Мегалион-Тартария») можно перевести как «Великий Ужас».

Ещё несколько слов о названиях. Большинство людей того времени имели два имени: одно в миру, а другое полученное при крещении или боевое прозвище. По мнению учёных, предложивших эту версию, под именами Чингисхана и Батыя выступают князь Ярослав и ею сын Александр Невский. Древние источники рисуют Чингисхана высоким, с роскошной длинной бородой, с «рысьими», зелено-желтыми глазами. Заметим, что у людей монголоидной расы вообще не бывает бороды. Персидский историк времен Орды Рашид ад-Дин пишет, что в роду Чингисхана дети «рождались большей частью с серыми глазами и белокурые».

Чингисхан, по мнению ученых - это князь Ярослав. Просто у него было второе имя - Чингис с приставкой «хан», что означало «военачальник». Батый - его сын Александр (Невский). В рукописях можно найти такую фразу: «Александр Ярославич Невский по прозвищу Батый». Кстати, по описанию современников, Батый был светловолос, светлобород и светлоглаз! Получается, это ордынский хан разбил крестоносцев на Чудском озере!

Изучив летописи, учёные обнаружили, что Мамай и Ахмат тоже были знатными вельможами, согласно династическим связям русско-татарских родов имевшими права на великое княжение. Соответственно, «Мамаево побоище» и «стояние на Угре» - эпизоды гражданской войны на Руси, борьбы княжеских родов за власть.

На какую Русь шла Орда?

В летописях действительно говорится; «Орда пошла на Русь». Но и XI-XIII веках Русью называли сравнительно маленькую территорию вокруг Киева, Чернигова, Курска, район вблизи реки Рось, Северскую землю. А вот москвичи или, скажем, новгородцы были уже северными жителями, которые, согласно тем же древним летописям, часто из Новгорода или Владимира «ехали в Русь»! То есть, например, в Киев.

Стало быть, когда московский князь собирался пойти в поход на южного соседа, это можно было назвать «нашествием на Русь» его «орды» (войска). Не зря на западноевропейских картах очень долго русские земли разделялись на «Московию» (север) и «Россию» (юг).

Грандиозная фальсификация

В начале XVIII века Петр 1 основал Российскую Академию наук. На историческом отделении Академии наук за 120 лет её существования было 33 академика-историка. Из них только трое русских, включая М.В. Ломоносова, остальные - немцы. Историю Древней Руси до начала XVII века писали немцы, причем кое-кто из них даже не знал русского языка! Этот факт хорошо известен профессиональным историкам, но они не прикладывают никаких усилий, чтобы внимательно просмотреть, какую историю написали немцы.

Известно, что М.В. Ломоносов писал историю Руси и что у него были постоянные споры с немецкими академиками. После смерти Ломоносова его архивы бесследно исчезли. Однако были изданы его труды по истории Руси, но под редакцией Миллера. Между тем, именно Миллер устраивал травлю М.В. Ломоносова при его жизни! Изданные Миллером труды Ломоносова по истории Руси - фальсификация, это показал компьютерный анализ. От Ломоносова в них мало что осталось.

В результате мы не знаем своей истории. Немцы дома Романовых вбили в наши головы, что русский мужик ни на что не годен. Что он не умеет работать, что он пьяница и вечный раб.
Комментарий к статье Виолетты Баша «Татаро-монгольского нашествия не было» или:  «Что не заметила автор при изучении Русской истории?»

ГЛАДИЛИН Евгений Александрович,

председатель совета, учредителей Краснодарского регионального благотворительного фонда ветеранов ВДВ «Родина и Честь», г.Анапа.

Автором сделана ещё одна попытка донести до современного читателя эпизоды реальной истории Руси. Всё было бы хорошо, если бы она попыталась хотя бы взглянуть в ПЕРВОИСТОЧНИКИ, ею же критикуемые. Хочется думать, что случилось это по недомыслию, а не по злому умыслу. Она просто пошла по пути, описанному Зубрицким в «Истории Червоной Руси»: «Многие писали историю России, но как она несовершенна! - сколько событий необъясненных, сколько упущенных, сколько искаженных! Большею частию один списывал у другого, никто не хотел рыться в источниках, потому что изыскание сопряжено с трудом. Переписчики старались только о том, чтобы блеснуть витиеватостью, смелостью лжи и даже дерзостью клеветы на своих праотцев!» Некоторыми современными учёными весьма успешно критикуются работы корифеев отечественной истории. Данный труд по своим результатам сходен с работой небезызвестного механизма с клин-бабой, которым рушат старые здания. В жизни работа разрушительного механизма сменяется созидательным трудом строителей. Если новое строение радует глаз, то окружающие радуются случившемуся, если на месте прежнего здания выстроено что-то неимоверное, то люди проходя мимо, испытывают чувство горечи и досады.

Начав вступление в стиле неоизвратителей отечественной истории Носовского и Фоменко, автор бездоказательно сообщила читателю о подделке Радзивиловской рукописи. Хочу сообщить, что тексты летописей князя Радзивилла, оказавшиеся в библиотеке г. Кенингсберга охватывают период отечественной истории до 1206 года по христианскому летоисчислению. Соответственно в этой летописи НЕ МОГЛИ БЫТЬ отражены события на Руси до начала 17 в. Значит, ссылки на эту летопись при рассмотрении мифического нашествия татар на Русь (обычно датируется 1223 годом) просто неуместны. Следует заметить, что многие события до 1206 года, отражённые в ней очень схожи с трактовкой в Лаврентьевской и Тверской летописях..

В разделе «Странное поведение князей» автор упоминает о битве при Калке, но не пытается проанализировать, каким образом попали к месту сражения русские(?) войска. Каким образом можно было, проведя длительную подготовку войск, построив тысячу единиц ладейного флота, спуститься по Днестру в Чёрное море, подняться по Днепру до порогов и после восьми дней грабежей городов и весей татарских встретить войско на речке Калке (северо-западнее современного города Донецка)? Не кажется вам странным способ защиты собственной свободы на территории современной Италии? Именно такое расстояние требовалось преодолеть войскам трех Мстиславов (Черниговского, Киевского и Волынского), чтобы безуспешно «защитить» свои земли от стремительно наступавшего «иноземного» войска. А, если бы разгром случился в уже упоминавшейся Италии, тогда, чье иго могло наступить?

В 1223 году граница Киевского княжества проходила по Днепру, поэтому странным может выглядеть тот факт, что водным путем упомянутые князья двигались сначала по Днестру. Случиться это могло только в одном случае: флот готовился тайно, чтобы соседи не могли заметить приготовлений к войне. В то время на левобережье Днепра жили народы ещё не принявшие христианство, потому в летописях, исправленных значительно позже, постоянно упоминаются Татары (Тата Ра[1], т.е. солнцепоклонники), погани-поогни (огнепоклонники) в противовес русским христианам, познавшим «истинного» бога израильского. На поздние исправления летописей указывает тот факт, что в Лаврентьевской летописи сохранилась такая фраза: «Сотворилося велико зло в Суждальской земли, яко не было ни от крещения, яко же бысть ныне; но то оставим». Как видно, и христианство не всегда считали благом даже в официальных летописях. Ни в одной летописи не упоминаются монголы, их в то время на Руси ещё не знали. Даже в конце 19 в. в «Церковно - историческом словаре» под редакцией протоирея Петрова говорится: «Монголы - то же, что татары - угорское племя, жители Сибири, родоначальники Венгров, основатели Угорской или Венгерской Руси, населенной русинами».

О том, что войны носили религиозный характер создатели учебников истории не любят распространяться. Складывается такое впечатление, что мы не располагаем никакой информацией о своей истории. Меж тем, только одна Радзивиловская летопись содержит множество статей и 617 красочных миниатюр. Творцы победившей идеологии выхватывают отдельные купоны, соответствующие лжеистории, не замечая основную массу фактов. В сказании «О разорении Киева ратью одиннадцати князей» сообщается о событии 1169 года, когда князья Переяславля, Дорогобужа, Смоленска, Суздаля, Чернигова, Овруча, Вышгорода и т.д. осадили Киев, в котором княжил Мстислав Изяславич (сын Изяслава Мстиславича). После взятия Киева эти «ПОГАНЫЕ ПОЛОВЦЫ» [2] разграбили и сожгли христианские храмы и Печерский монастырь. Немного ранее в 1151 году Изяслав Мстиславич был ранен в бою при защите Киева от половцев, возглавляемых Юрием и остался лежать на поле боя. Киевляне во главе с боярином по имени Шварн(!) нашли своего князя, обрадовались и провозгласили: «Кирие элейсон!». В 1157 году после смерти Юрия Долгорукого (прозван так за любовь к чужому имуществу и чужим жёнам) в Киеве произошло восстание и разрушение христианских храмов. В сказании «О победе князя Мстислава Изяславича над половцами» устами князя говорится об утере контроля над торговыми путями:

Греческим (сухопутный по правобережью Днепра в Царьград), Соляным (к Черному морю), 3алозным (к Азовскому морю) и девятидневном походе в глубь половецких территорий в 1167 году. «И такое множество полона взяли, что всем русским воинам в изобилие достались и пленники, и пленницы, и дети их, и челядь, и скот, и кони». (Сказания Русской летописи. «Отчий дом». М.2001) В ответ на этот поход в 1169 году Киев и был разорён ратью одиннадцати князей. Русскими, а точнее Росьскими здесь называют только киевлян по близости границ княжества к реке Роси.

В декабре 1237 года из Киева исчезает князь Ярослав Всеволодович. Через несколько дней из половецких земель начался поход войск Батыя на Рязань, которая наряду с Киевом и Владимиром была великим княжеством. В Новгороде, ещё недавно считавшемся купеческо-боярской республикой, годом раньше Ярослав посадил на княжение своего пятнадцатилетнего сына Александра. Во Владимире великим князем был Юрий Всеволодович, родной брат Ярослава. Здесь недавно начались народные волнения, охватившие ряд вассальных удельных княжеств. После стремительного разгрома рязанских войск Татары[3], покорив города-вассалы Владимира, осадили столицу великого княжества, которую покинул Юрий (он же Георгий II), хотя в летописях его называют Гюргень. После падения Владимира сыновья Гюргеня отступают в резиденцию отца на реку Сити. Здесь 4 марта 1238 года были разбиты войска Юрия-Гюргеня, сам князь погиб. На следующий день 5 марта Великим Князем Владимирским был избран Ярослав. В данном случае ни одного историка не взволновал тот факт, что в разорённом и покорённом Владимире уже на следующий день происходит собрание по избранию нового Великого Князя, прибывшего в город на малоизвестном скоростном транспорте из Киева.

Ярослав, приобретя Рязань и Владимир, потерял Киев. Вскоре князь Ярослав был вызван в ставку Батыя и отправлен им в Монголию, в Каракорум, где предстояли выборы верховного хана... Батый не поехал сам в Монголию, а отправил в качестве своего представителя князя Ярослава. Пребывание русского князя в Монголии описано Плано Карпини. Итак, Карпини сообщает, что вместо Батыя на выборы Верховного Хана прибывает почему-то русский князь Ярослав (не захотел, дескать, Батый лично участвовать в таких важных выборах). Гипотеза позднейших историков о том, что Батый, якобы, вместо себя послал Ярослава, очень похожа на слабую натяжку, сделанную лишь с целью согласовать свидетельство Карпини с той единственной мыслью, что на самом деле лично Батый должен участвовать в выборах Верховного Хана. На самом деле этот факт является документальным свидетельством того, что Хан Батый и Ярослав есть одно и то же лицо. Осознав эту истину, легко понимаешь, почему у отечественных историков нет ясности и объяснения поступков Великого Князя, а так же закрываются необъяснимые провалы событий биографии Ярослава.

В июле-августе 1240 года на псковские и новгородские земли нападают крестоносцы. «Монголо-татары» русских «историков» (якобы номинальные хозяева русской земли) молчат. С 5 сентября началась осада, а 6 декабря войсками Батыя взят Киев. Александр Ярославич успешно отбивает атаки крестоносцев. Батый продвигается в католические Венгрию и Польшу. По всему видно, что происходят широкомасштабные действия союзных войск разными фронтами.

В 1242 году Александр наносит поражение ливонским рыцарям. Батый, разгромив Венгерское королевство, нанеся ряд поражений армиям восточно-европейских стран, возвращается из похода и создает в степной зоне от Днестра до Иртыша огромное государство - Орду, призывает в Орду храброго князя Александра, встречает его с великими почестями и отпускает с большими подарками, вручив ярлык на Великое Княжение. Следом из Орды возвращается Ярослав Всеволодович, получивший ярлык на княжение во Владимире, то есть летописи официально признают несколько Великих Княжеств. Наконец, наступил долгожданный мир -целых три года русские земли не знают войн. В 1245 году Александр Невский наносит поражение литовцам, вторгшимся в новгородские земли. Дружина Даниила Галицкого разгромила польско-венгерские войска в Ярославской битве.

В 1246 году по дороге в Орду умирает Великий Князь Ярослав Всеволодович. Хан Батый начинает поочередно вызывать в свою ставку русских князей и заставляет их проходить ритуал очищения огнём. Эта процедура очень подробно описана в «Сказании об убиении в орде князя Михаила Черниговского и боярина его Федора»: «...Был у царя Батыя такой обычай. Когда приезжал кто-нибудь на поклон к нему, то не велел он сразу приводить его к себе, но сначала велел жрецам татарским провести его сквозь Огонь и поклониться Солнцу, Кусту[4], и Идолам[5]. А из всех даров, которые приносили для царя, часть брали жрецы и бросали в Огонь и только потом отдавали царю. И многие князья и бояре русские проходили сквозь Огонь (вот вам и погани-поогни) и кланялись Солнцу (вот вам и Тата Ра), и Кусту, и Идолу, и просили каждый себе владений. И давали им владения - какие они хотели получить». (Сказания Русской летописи. Православная русская библиотека. Отчий дом. М. 2001 г.)

Как видите, происходило очищение от чужеродной религиозной скверны и подтверждение приверженности древним Ведическим Традициям. «Умерший» Ярослав появлялся в Орде, когда этого требовали обстоятельства.

Единственный случай религиозного фанатизма проявил Михаил Черниговский, княживший в Киеве, который отказался поклониться Богам и Предкам: «Тебе, царь поклонюсь, потому что поставлен ты богом царствовать на этом свете (вот вам и признание законности царской власти по христианскому образцу - не выборы лучшего из лучших, а «назначение» русского князя своим полномочным представителем на русской земле иудейским богом Яхве-Саваофом-Иеговой[6]). А тому, чему велишь кланяться, Идолам твоим не поклонюсь!» Налицо - прямое принародное предательство Родных Славяно-Арийских Богов и Предков во главе со Всевышним Прародителем в угоду чужеродному племенному богу. Случилось это 20 сентября 1246 года.

«На следующий год призвал Батый в Оду великого князя Александра Ярославича и получил тот на княжение вотчину отца своего - Владимир.. .Спустя два года, в лето 1249 года, возвратились князья Андрей и Александр Ярославичи в русскую землю из Орды. И получил князь Александр Киев и всю землю Русскую, а Андрей же сел княжить во Владимире, на престоле отца своего, Ярослава. И поехал Александр снова в свой Новгород.. .Спустя три года, в лето 1252, отказался князь Андрей служить Царю Татарскому (т.е. фактически нарушил Клятву Верности и стал предателем) и надумал бежать со всеми боярами и с княгиней своей. Пришли па Русь Татары с воеводою Неврюем[7] - не очень татарское (в современном понимании этого слова) имя, да и должность, против Андрея, и погнались за ним, и догнали его у города Переславля. Изготовил князь Андрей свои полки, и началась жестокая сеча. И победили Татары князя Андрея. Но бог пощадил его, и бежал князь Андрей за море, в Шведскую землю». Зачем скрываться русскому князю у католиков, если не стал их союзником, т.е. предателем интересов Руси?

«В том же году опять ходил Александр Ярославич в Орду. И вернулся в стольный Владимир и стал княжить на престоле отца своего. И была радость во Владимире, и в Суздале, и по всей земле Русской. В те времена приходили к великому князю Александру Ярославичу послы от папы Римского с такой речью: «Слышали мы в земле нашей, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе двух разумнейших кардиналов - послушай наставления их!» Видно, речи послов нашли благодатную почву, если Александр стал их слушать. Спустя несколько лет по дороге из Орды Александр принимает в Городце особую форму иночества для высокопоставленных особ с именем Алексия и «умирает» для мира в сорокалетнем возрасте. Двумя годами раньше в Орде при хане Берге принято христианство и учреждена епархия епископом Кириллом для обращенных Татар. После принятия христианства «героем-богатырём» татарином Бугой в 1262 году началась массовая христианизация татарских земель юга европейской части, современной России. Ведическая Культура искоренялась огнём и мечом. Часть народа, спасаясь от христианской экспансии, приняла ислам. В 1380 на поле Куликово под черными знаменами с костями вышел Дмитрий Иванович Московский. Царь Мамай вышел под красными знаменами и белыми хоругвями. Битва состоялясь в землях Рязанских, землях половецких сообщает летопись «Задонщина». В трудную минуту Мамай в окружении своих бояр и есаулов обратился к своим Богам Перуну и Хорсу, и пособникам Салавату и Магомету.

После гибели отца Мамай-сын поступил на службу к Великому Князю Литовскому, получил титул князя Глинского, и его дочь в жёны, которая стала матерью Ивана Васильевича Грозного. Сей государь железной метлой гнал всяку нечисть с земли русской, за что и нелюбим потомками извратителей истории. Всего этого, к сожалению, не донесла до своих читателей Виолетта Баша.

А Вам, уважаемые читатели, хочу пожелать обращаться к первоисточникам. Благо, что и в советское время их было выпущено немало с расчётом на леность ума рядового жителя нашей необъятной Родины. Расчет, похоже, оправдался. Однако, не беда, дело это - поправимо.

Журнал «Ведическая Культура», №2, 2004 г.

В качестве дополнения к статье, отметим один примечательный факт.
В очень популярной интернет-энциклопедии есть страничка, посвященная Хану Батыю. О достоверности информации, размещенной на подобных ресурсах речи вести не будем, интересно другое. Помимо прочей информации на странице размещена фотография памятника Хану Батыю, который находится в Турции в городе Сёгют. Человеку со среднеразвитым образным мышлением несложно определить, к какому народу ближе образ Батыя...

0

79

1]   Тата Ра: «Тата» - Отец, «Pa» - Сияние Всевышнего, излучаемое Ярилой-Солнцем.

[2] Половцы - имя нарицательное от слова «полова». Славяно-Арийское племя с цветом волос половы.

[3]   Татары - Славяно-Арийские рати, не принявшие христианства.

[4]   В данном случае - Священному Древу, как символу Родового Древа Славян и Ариев - братьев по крови независимо от вероисповедания.

[5]   В данном случае - Изваяниям Богов и Предков, как символу кровного родства Славян и Ариев независящего от вероисповедания.

[6] Яхве-Саваоф-Иегова - земные ипостаси Чернобога

[7]  От словосочетания - «не вру», т.е. не лгу.

[1]  Есть ещё один смысл: «Тата» - отец. Татарии - ТатаАрии, т.е. Отцы (Предки или более старшие) Арии.

[2]  Тартария-земли, находящиеся под покровительством Бога Тарха Перуновича и Богини Тары Перуновны - Сына и Дочери Вышнего Бога Перуна - Пращура Славян и Ариев.

0

80

Про татаро-монгольское иго

"Одной из основополагающих аксиом отечественной историографии является утверждение, что на протяжении почти 250 лет на землях, которые населяли предки современных восточнославянским народов – русских, белорусов и украинцев существовало так называемое «монгло-татарское иго». Якобы в 30-ых – 40-ых годах XIII века древнерусские княжества подверглись монголо-татарскому нашествию под предводительством легендарного хана Батыя.

0


Вы здесь » "Очумелые ручки" » Культура » Славянская культура