Verification: 74810c1e6ec60454

Имя:

Телефон:

"Очумелые ручки"

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Очумелые ручки" » Легенды и притчи » Житейские истории


Житейские истории

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Проклятье.
Эту историю я услышала от своей бабушки, да и сама, в какой-то степени была свидетелем тех событий. Но все по порядку...
Родилась я в небольшом поселке, где все друг друга знают в лицо, и ничего от соседских глаз не утаишь. С первого по восьмой класс учился с нами мальчик по имени Сергей. Может быть, он перенес детский церебральный паралич или еще какую-нибудь болезнь, потому что правая рука у него была парализована и висела, как плеть. Писал и делал все он левой рукой. Кроме этой беды Сергей отставал в умственном развитии и поэтому, хотя и был высоким и самым крупным из ребят, учился плохо, и был всегда объектом наших шуток и издевательств. Семья Сергея по тем временам, считалась очень зажиточной: своя машина, огромный дом, подсобное хозяйство…
Кроме Сергея была у его родителей еще и младшая дочь Наташа. Внешне вполне нормальная, но что-то с ней было не так. Часто падала буквально на ровном месте и не могла подняться без посторонней помощи. Школу Наташа так и не закончила. В 14 лет у девочки отказали ноги, и какая-то неведомая болезнь приковала ее к постели. Врачи были бессильны. Через четыре года Наташи не стало. А мой одноклассник Сергей окончил школу, и пошел работать на завод разнорабочим. Однажды после смены он поехал в город на дискотеку, да так и не вернулся. Парня долго искали, а его фото даже показывали по местному телевидению, но все напрасно, так и не нашли. Исчезновение сына и смерть дочери подкосили родителей. Отец умер от сердечного приступа, мама перенесла инсульт и на всю жизнь осталась инвалидом. А по поселку поползли слухи: "Бог наказал…".
Таков конец этой истории. А вот то, что я услышала от своей бабушки.

Много лет назад дедушка и бабушка Наташи и Сережи жили в соседнем районе. Дед работал сторожем в саду, а бабушка занималась воспитанием будущей мамы Сергея и Наташи. Однажды, в сад за яблоками залезли двое детей, брат и сестра. Никто так и не узнал, по какой причине, но сторож застрелил детей. Односельчане разорвали убийцу на месте, а его жене с дочкой посоветовали убраться из села от греха подальше. "Будьте Вы прокляты!" - кричала вслед уезжавшим из села матери и дочке, обезумевшая от горя женщина в черном платке. "Будьте прокляты Вы и весь ваш род!".

0

2

Вот останусь я одна...
В 1969 году моя мать работала медсестрой. В терапевтическом отделении этой больницы часто лежал парень 32 лет. Звали его Николай. У него было очень большое сердце (врожденный порок). Парень был очень красивый, веселый. И вот однажды в эту больницу (сразу после окончания медучилища) пришла работать молодая восемнадцатилетняя девушка. Звали девушку Тоней. Она заходила часто к подругам в терапевтическое отделение, где ее и увидел Коля. Тоня ему очень понравилась и он начал оказывать знаки внимания, дарил цветы, духи. А однажды надел на палец колечко, и сказал: "Выходи за меня замуж", а Тоня ему шутя: "Ты же все болеешь, вот умрешь - останусь я одна…". А он отвечает: "Я тебя одну не оставлю, с собой заберу". Перешучивались они так все время, когда он лежал в больнице. Но через несколько месяцев Коли не стало: больное сердце не выдержало, остановилось. А через 2 месяца какой-то пьяный зарезал Тоню, когда она шла на вызов, 12 ножевых ран было на теле.

На похороны собралась вся больница, всю дорогу до кладбища, более 5 километров гроб несли на руках, Тоня лежала в гробу в белом платье, как невеста. Но когда пришли на кладбище, у всех поползли мурашки - ее могила была выкопана рядышком с Колиной. Так и похоронили ее рядом с "женихом".

0

3

Быль.
Из сети.

Полностью согласна с вашим выводом, и хочу рассказать вам свою историю. У меня умирала долго болеющая бабушка, умирала практически у меня на руках. Это было полтора года назад. так вот... я четко знаю, что баба жива. Да, она живет не в этом мире, она в ином мире, но душа ее ЖИВА.
Умирала бабушка в своем доме, это частный дом на окраине без всяких удобств, мне там не нравилось, потому я сразу решила, что буду продавать бабин дом, и покупать квартиру в кредит. и как только я приняла четкое решение, начала водить покупателей. Баба мне снилась, махала передо мной руками, платками, чуть ли не сигнальными флагами... я в ужасе просыпалась, и поняла, что бабе не нравится мое решение продавать ее дом, она таким образом протестует против моего решения. Мысленно я с нею поговорила. Внутри стояла ее просьба, даже не просьба, а крик: "Не продавай, живи тут!" Я ей мысленно объяснила, почему мне не нравится тут жить, и сказала: "Баба, там, где будет мой дом - там будет и твой дом. Я тебя не брошу. Я тебе это обещаю..."

В течение полутора лет, периодически бабушка мне снилась, тяжело ей было видеть, как я продаю ее дом, а новые хозяева его полностью разрушают- перестраивают... Но осенью прошлого года, приснилась уже моя квартирка, и баба в ней - в домашнем халате идет, спокойненько, вдоль стола. А я поняла, что баба приняла ситуацию, и ее дух перешел жить ко мне. И потому, сейчас, я четко знаю, что смерть это не конец, это всего лишь переход в иной мир. Между этими мирами есть сообщение. Но, честно, я сама считаю это нонсенсом, что дух бабы покинул свой дом, и перешел в мою квартиру, но, правда, я ее приглашала, я ее звала.
Юлия кошка, возраст: 33 / 2009-04-28 13:07:07

У меня 10 месяцев назад погиб мой любимый сын... Я, наверное, сошла бы с ума от горя, но... я почему - то с первого дня почувствовала, что его душа жива, умерло физическое его тело, но не душа. Я верю, что существует другая жизнь, там, за порогом смерти. Ночью, перед его похоронами, я плакала возле его гроба и молила его вернуться ко мне в любом образе - птицей, солнышком, дождиком кем-нибудь. Я плакала у гроба и молила его об этом, и в это же самое время в сени нашего дома залетела птица. Мой муж в это время стоял в сенях. Он взял эту птицу и выпустил её на волю, она спокойно сидела на его ладонях и не спешила улетать. Это была поздняя осень, все птицы уже улетали на юг... Ночью птицы не летают.
Елена, возраст: 44 / 2009-09-03 22:50:26

К сожалению, мне тоже приходилось терять своих близких, и это очень больно. Поэтому так хочется верить, что со смертью тела не наступает смерть души и теплится надежда на встречу с ними где-то там, за гранью смертельного круга... За три дня до смерти моей бабушки, которая заменила мне мать, со мной произошел мистический случай. Я только что задремала и вдруг штора на окне как - бы от сквозняка всколыхнулась, скрипнули половицы, и на грудь мне опустилось что-то тяжелое и мягкое. От ужаса я хотела закричать, но не смогла, начала молиться, и тогда, я услышала в своей голове голос моей бабушки: "Не бойся доченька, это моя душа прилетела с тобой проститься, я еле нашла тебя в этом большом городе. Ты проснешься и утром не вспомнишь об этом". Так и случилось, а через 3 дня я получила известие о ее смерти. Два года назад в мир иной скоропостижно ушел мой супруг. Но я верю, что наша душа бессмертна и как хочется, чтобы завеса этой тайны была приоткрыта.
Евгения, возраст: 59 / 2009-09-20 18:19:08

Андрей Владимирович, спасибо вам, за эту статью. Моя мама воспитывала нас, пятерых детей, одна, без мужа, папа рано ушел из жизни. И вот в один прекрасный вечер мама рассказала, как потом мы узнали моей тете сон, который она увидела накануне. Мама говорила во сне, будто мой папа собирается жениться. На ком, она не знала. Тетя говорила, что мама была не в себе. И в эти же дни мне приснился сон. Во сне к нам домой хочет зайти ушедший в мир иной наш родственник. Я его прогоняю, весь в поту проснулся. Сразу позвонил маме но, что-то не понравилось. Через 10 дней моя мама ушла в мир иной в больнице. Врачи ничего не смогли сделать. Наша тетя нас успокаивала не плачьте, ее встретил ваш папа. У них будет вторая свадьба, пожелайте им счастья.
Назенов Уралбек Беккуатович, возраст: 35 / 2009-09-29 19:05:32

Мне было 15, когда вдруг, скончалась моя мама, ей был 41 год, она ушла на работу и не вернулась, случился инсульт. В тот же день, когда она была в морге уже, моя племянница (мамина внучка) которой было всего 1.5 года, встала на подоконник, и стала бить ручонками в окно, при этом заливалась смехом, и кричала "Баба, баба!" поворачивалась к нам, смотрела на нас, и потом, смеясь, тыкала пальчиком в окно... Мы жили на пятом этаже, и напротив виднелись только верхушки тополей... вот и подумать только, мама, любимой внучке в окошко рожицы корчила... Говорят же, что маленькие детки способны видеть то, чего не видим мы, взрослые... У них еще есть контакт с потусторонним миром, потому, как они еще не могут о том рассказать...
Острина Мария, возраст: 25 / 2010-01-08 17:55:42

Я сам побывал в такой ситуации в 1975 году во время похода в горы. Там мне повезло сорваться вниз. Именно повезло, иначе бы я никому никогда не поведал о том, что видела моя душа на том свете. Картинки из моей жизни проносились со скоростью. Летел в каком то тоннеле навстречу свету. Вылетев из тоннеля, оказался в плотной толпе. У всех были какие-то одежды типа балахонов с капюшонами грязно-серого цвета. Лица под цвет балахонов измождённые. Но мне было легко и радостно, и я не понимал, почему все вокруг меня такие хмурые. Вдруг подо мной разорвалось серое облако, и я увидел внизу пропасть с высохшим руслом горной речки и в тот же миг я очутился в другом месте. Надо мной было ослепительно голубое небо белоснежные облака. Я стоял лицом к тому месту, где лежало моё тело. Оно лежало лицом вниз довольно далеко от того места, где была моя душа, но я отчётливо всё видел. Вокруг моего тела стояли мои товарищи. Девушки рыдали, размазывая слёзы по щекам. Я повернул голову налево и увидел двух человек мужчину и женщину. Они о чём-то беседовали, улыбаясь друг другу. Оба одеты были в белоснежные одежды до пят. Они прогуливались вокруг айсберга - подобного облака. Вдруг я почувствовал чьё то присутствие за моим левым плечом и оглянулся. Я увидел высокого юношу с золотистыми короткими волосами. В левой руке он держал длинный тонкий предмет возможно копьё. Он был одет в длинную белую одежду. За его плечами виднелись большие сизые крылья. Он смотрел на меня с укором а мне было так легко и хорошо. Вдруг я почувствовал чьё то присутствие за моим правым плечом и начал медленно поворачиваться но как только я повернул голову в тот же миг очутился в теле. Я застонал и повернулся на спину. Меня несли на руках боли я не чувствовал я смотрел в небо и улыбался. При падении я получил только лёгкие травмы. Видно, Бог меня спас. С тех пор я считаю 25 апреля 1975 года днём своего второго рождения.
Михаил, возраст: 58 / 2010-04-10 16:15:04

Гнездилову А. В, доктору медицинских наук.
"Здравствуйте, уважаемый Андрей Владимирович. Я знаю женщину, которая после тяжелой операции, в состоянии клинической смерти, видела то, что было для нее самой просто недоступно. Ее возвращали к жизни в реанимационной палате, а она видела в это время своего мужа с дочерью в приемной больницы. Тот разговаривал со своим знакомым, который был в большой красивой шапке из меха лисицы. Когда она, уже после всего, спросила о том событии, и главное, сама описала тот головной убор собеседника, муж был в шоке. Все это было, он встретил сотрудника и действительно с ним беседовал! Тот был в таком головном уборе из лисицы, на него он тоже тогда обратил внимание. В бессознательном состоянии человека только душа могла увидеть вполне реальное событие!
Николай, возраст: 63 / 2010-11-08 11:31:32

0

4

Ошибка гравера
Александр работает гравером на кладбище, в тот день у него был выходной, ну и решил парень отдохнуть как следует..
Как - то ночью, часа так в 4, возвращается Сашка с вечеринки, завтра рановато на работу идти, хотелось ему хотя бы чуток выспаться, до дому побыстрее добраться, ну и решил он сократить путь, пошел через хорошо знакомое кладбище. Идет себе, идет, неожиданно из темноты раздается странный звук, еще один, более громкий... удары... Парень испугался, но потом, взяв себя в руки, решил двинуться вперед... Через минуту из мрака вынырнула фигура старика с молотком в одной руке и зубилом в другой. Старик выбивал надпись на надгробной плите. Сашка про себя думает: " Странно, гравер в столь поздный час работает... Коллег практически всех знаю, но этого ни разу не видал..." Но потом до него доходит одна вещь, и не секунды не медля начал парень распрашивать старика:
- Чего это ты, дедушка, мною обработанный "камешек" долбишь? Эээ, так дело не пойдет..
- Ааа, так это ты, бездарь! - хрипловатым голосом отвечает старик и поворачивается к Сашке. Лицо у него недовольное, мрачное, глаза злобно сщурились, - вам покажу, как имя мое не правильно писать!!!

Сашу эти слова повергли в шок, ненадолго он впал в ступор. Минуту спустя, не помня себя, Сашка драпанул оттуда, говорит, совсем не помнит, как до дома добрался, как, не раздеваясь, бухнулся на диван и заснул.. С того случая решил парень уволится, устроился на другую работу, на другом конце города. До сих пор, с ним вроде ничего страшного не случилось, но прошло всего 3 месяца, но Сашка каждый раз со страхом просыпается и ждет, что ему приготовит новый день.

0

5

Cумасшедшая старуха.

"Летом я часто бываю на даче. А по соседству со мной участок принадлежит какой-то бабке, вроде сумасшедшей, но не буйной. Целыми днями сидит на лавочке у себя перед домом и бормочет что-то под нос, так, что не разобрать.
Я как-то обратил внимание, когда мимо проходил, что она вроде гладит кого-то, кто на коленях сидит. Думал, кот - присмотрелся, а нету никого, просто руки над коленями держит так, будто придерживает кого-то, и одной рукой по воздуху гладит. Я тогда подумал, что, наверное, у нее был кот когда-то, вот она и привыкла, и когда задумывается, рука у неё привычные движения совершает, будто кот на коленях сидит. Ну, как у Булгакова, когда Йешуа догадался, что у Пилата есть собака, когда тот во время головной боли делал движения, будто гладил её.
А однажды ночью, после моих наблюдений за старушкой, когда я спал на даче, вот что случилось. Просыпаюсь от того, что рука лежит на чем-то шерстистом, лежащим у меня под боком. Ну, я спросонья решил, что кот мой, погладил по привычке, но чувствую - шерсть слишком жесткая какая-то. И тут вспоминаю, что я на даче, а кот-то у меня в городе. Просыпаюсь, естественно, сразу же, но не дергаюсь, и быстро думаю - что делать. В голове тут же план созрел - быстро накрыть одеялом, что бы это ни было, и в окно выкинуть.
И только я первое движение сделал, как это что-то с кровати спрыгнуло и к двери метнулось. Я только краем глаза заметил силуэт, и что-то странное в движении его было. Я вскочил, дошел до двери, вижу, приоткрыта, и успокоился, решил, что просто дверь забыл закрыть вечером и какой-то кот забрел ко мне, а может собачка чья-нибудь.
Возвращаюсь, прохожу мимо окна, и вдруг прямо за ним вижу лицо бабки с соседнего участка. Я еще никогда её такой не видел, волосы седые распущены, глаза огромные, и прямо на меня смотрит. И так страшно мне стало, я от окна отпрыгнул назад, а она бросилась на свой участок, огромными прыжками. Я еще долго успокоиться не мог, но лег и уснул в конце концов. И уже когда засыпал, тут до меня дошло, что странного было в том убегающем коте, или собаке, кто бы уж там не был - двигался он так, как будто бы не бежал, а катился по полу к двери.
Наутро проснулся, пошел за водой, прохожу мимо участка бабки, а она как всегда, сидит на лавочке, и под нос себе что-то бормочет, причесанная, тихая, как обычно. Я уж подумал, приснилось мне ночью, как она в безумном виде по участкам бегала. А поближе подхожу, и слышу, как она произносит, разборчиво совершенно, и рукой, как всегда, гладит что-то невидимое у себя на коленях:
- Что же ты, зачем ночью бегать меня за собой заставил, а? Зачем к парню ночью залез, вон, как напугал его!
Меня аж в дрожь бросило, я едва сдержался, чтобы на бег не перейти.
Стал потом справки об этой бабке наводить, никто толком ничего не знает, кроме того, что она лет десять в психушке провела, а с тех пор, как выпустили, все сидит у себя перед домом на лавочке целыми днями.
И только однажды, день победы был, выпили мы с одним мужиком в возрасте, из дачного поселка, и он рассказал мне, что бабка эта лет пятнадцать назад своего деда зарубила топором, и голову ему отрубила. И когда менты приехали, она сидела на той самой лавочке у себя перед домом, улыбалась, а отрубленную голову деда своего держала на коленях, и всё гладила и разговаривала с ней..."

0

6

Звонок.

В тот год у меня умерла бабушка (мамина мама). Умерла спокойно, как умирают старые люди – возраст берёт своё. Со дня смерти прошло немногим более месяца.

Итак… обычная пятница, сижу я в комнате, смотрю по телевизору новости. Мать хлопочет на кухне. Вдруг звонит телефон. Звонок какой-то странный, длинный, как будто международная связь. Поднимаю трубку:
- Алё, Димочка, привет. Это бабушка. Вы ещё не спите?
- Нет,-отвечаю я твердым голосом.
-Надеюсь у Вас всё нормально?
- Да, всё как всегда… ты же умерла?!!
- Хм. Ну ладно. А то мне Жора говорит позвони, узнай как там они…
……короткие гудки…..
Я кладу трубку. Мне не хватает воздуха. По телу бегают омерзительные «мурашки». Вскакиваю. Бегом на кухню.
- Ма, т-т-там бабушка звонила
- Какая бабушка?
- Ну как какая, твоя мама… – и я пересказал НАШ разговор.

Мама мне тогда ничего не ответила, кроме того, что никакого телефонного звонка она не слышала. Но на следующий день она рассказала мне, с каким перекошеным лицом я прибежал к ней. Кстати, мы посчитали дни со дня смерти -ТОТ день был сороковым. А упомянутый покойной бабулей Жора -это мой, к сожалению, покойный дедуля.

Да, забыл сказать, так вышло что за два дня до описываемых событий у нас сломался телефон и починили его только в понедельник.Хочу отметить что мне на тот момент был уже двадцать один год. Так-что ни о каком подростковом психическом срыве речи и быть не могло.

0

7

Грустная история или еще раз о порче. Жизненная история.

Много лет тому назад, меня потряс случай, о котором я хочу рассказать. Перед моими глазами стоит женщина лет 50, статная, с красивым, чисто русским лицом и очень добрыми глазами, назовем ее Анна. Я часто вспоминаю картину, как она выметает еловые ветки из-под своей двери. На следующий день ей становится плохо, у нее начинаются головные боли и через три месяца она умирает от инсульта.
Кого же в этом винить, несчастный случай? Знаю точно, что ее убили, и знаю, кто это сделал. И тогда знала, в тот самый момент, когда она взяла веник, я знала что будет. Теперь жалею, что не настояла на своем. Я просила ее, довериться нашей группе молодых поисковиков, справились бы мы, конечно справились! Как глупо это звучит: «У Вас порча!». Она тогда отмахнулась и попросила не говорить глупости. Я долго пыталась объяснить, что это страшно, что надо действовать. Все напрасно.
А случилось следующее…У нее был сын, взрослый семейный человек, вдруг решивший бросить свою семью с маленьким ребенком и начать жизнь с другой женщиной, которая была почти ровесницей его матери. Странная и дикая ситуация. Все бы хорошо, да жить новой семье было негде, бывшая жена с ребенком не пускает, мать тоже не обрадовалась такой перспективе. Вот и решила невеста прибегнуть к магии, которой ее научила бабушка. Пошла она на кладбище, нашла свежую могилу, на которой лежали венки из еловых веток. Наломала доморощенная колдунья ветки, принесла домой, совершила обряд, и все готово! Дело техники, подбросить все это под дверь не сговорчивой свекрови. Так легко, и ты хозяйка в чужой квартире. А там и о бывшей жене и ребенке своего нынешнего мужа можно «позаботиться». Тут, вот, осечка вышла, не дали мы этого сделать. Но это уже другая история. Порча отняла человеческую жизнь. А ведь эта, совсем не старая женщина могла пожить, найти свое личное счастье, воспитать любимую внучку, которая была «центром ее вселенной»! Как мерзко, как не справедливо!
А что же было потом с героями этой истории? Душа Анны, освободившись от тела, не ушла с земли, срок ухода ее еще не настал. Она должна была жить, если бы не вмешательство магии. Такие души остаются на земле и начинают влиять на живущих. Первое, что сделала душа Анны, она встала на защиту внучки и снохи. Это она отстояла их право на жизнь. Она не позволила их обижать не физически, не магически. Она стала для них Ангелом хранителем. Она, как могла, лечила, воспитывала, защищала. ЕЕ душа болела и за сына. И ему она старалась помочь. Внушала, что надо платить алименты ребенку. Но, поняв, что эти попытки тщетны, стала помогать снохе в ее работе. Подталкивая ее к нужному и правильному решению. Она помогала внучке в учебе, от нее просто «отскакивали» плохие люди. А девочка, которая почти не помнила свою бабушку, иногда слышала ее добрый голос и даже понимала, кто с ней говорит. Ребенок всегда знал, что ее умершая бабушка, остается самым близким ей человеком, после матери. Приходя в церковь, ребенок просил помянуть бабушку, хотя его этому никто не учил. Бывало, у девочки поднималась температура и в этот момент, она чувствовала, как невидимая рука дотрагивается до ее лобика, и ребенок быстро выздоравливал. Когда девочка выросла, стала умной и красивой девушкой, настал день ее 18 летия. В ее доме собралась молодежь, и они решили устроить спиритический сеанс. Нашли инструкцию в Интернете. Скачали круг с алфавитом, взяли блюдце и сели. И вдруг блюдце задвигалось. Ребята совсем этого не ожидали и очень испугались. Но продолжили сеанс. Очень четко у них получилось предложение «Я тебя люблю!». И сколько бы они не пытались вызвать дух Пушкина, Высоцкого, они получали ответ: «Я тебя люблю!». Тогда они решили спросить у духа, кто он. Ответ был: «Баба Аня». Так, любящая душа, оградила молодые и не окрепшие души от черно-магического сеанса спиритизма. Ребята поняли, что делают они что-то не хорошее, то, чего делать нельзя и опасно. Но любопытство и желание общения с бабушкой заставило внучку продолжить диалог. И каково было ее удивление, когда Баба Аня начала ей рассказывать о ее детстве, о детстве ее сына, говорилось о том, чего девочка не знала, но могла найти подтверждение. Она просила простить ее сына за все и помочь ему освободиться от магического влияния, которое на него было оказано много лет назад. Не могла душа праведницы этого не сделать. Хотя знала, что девочка не знает своего отца или почти не знает. Это совершенно чужие люди. Знаете, а девчушка, позвонила отцу, только встречаться он с ней не захотел, сказав что сейчас занят.
За годы, которые прошли с момента смерти Анны, ее сын сильно изменился, жизнь его сложилась не так радужно, как хотелось. Ничего нельзя вернуть назад. Получила колдунья и мужа и квартиру, а что толку. Собственные дети деградировали, муж из преуспевающего бизнесмена, превратился в полубезработного с искалеченной психикой. Виной всему этому стал приворот, который она наложила в виде чар на своего возлюбленного. Квартира за эти годы превратилась в «Свалку», где жить нормально просто не возможно. Ни денег, ни счастливой жизни не вышло. Да и чем думают женщины, когда берут в мужья мужчин, которые много моложе. Пришло время для колдуньи, когда ее женская привлекательность исчезла, и она превратилась в бабушку.
Душа Анны, скоро должна уйти, она выполнила свой долг, ее род не прекратился, ее помнят как достойную женщину, и я смею надеется, что место ее в Раю.
Конечно, она могла бы жить, но таков был ее выбор. Мы тогда много постарались, снимали негатив с ребенка и матери. Тогда в нашей группе был еще один член – душа Анны, женщины, которая и после смерти не перестала быть Матерью. У многих возникнет вопрос: «А почему она не смогла помочь сыну?». Люди, даже если на них оказывается воздействие, должны оставаться людьми. Сын жестоко обошелся со своей семьей, бросил ее без средств к существованию и это не действие приворота, а человеческое бездушие. Человеку без души – помочь нельзя.

0

8

Четыре облика судьбы

По рассказам моих старших родственников семья наша все потрясения 1917 года восприняла без особой трагедии. В июне прабабка моя Соломонида Фёдоровна родила дочь (мою бабушку), которой при крещении было дано священником не менее оригинальное имя – Ираида. А уже через несколько месяцев Соломонида с грудной дочуркой на руках пыталась прорваться в здание банка в городке Балашове, где хранились семейные сбережения в золотых рублях. Да не тут-то было - банк лопнул, деньги сгорели. Едва успела Соломонида вырваться из плотной недовольной толпы, гудевшей на улице перед дверями банка, а малышку Ираиду, чтоб ненароком не задавили, ей уж по рукам передали.

Муж Соломониды – Павел Михайлович, вскоре вступил в партию большевиков, несмотря на своё княжеское происхождение. Как позже вспоминал сам прадед: “Понаехали к нам учителишки с красными бантами и стали агитировать за Советскую власть. А меня зачем агитировать? Я был только рад, когда станцию, которая была названа в честь моих предков, переименовали в “Народную”. Правильно, предки-то ведь у меня были декабристы да народники!”

Гордился Павел Михайлович и тем, что в столь смутное и непростое для страны время ни разу не пришлось ему использовать по назначению свой наган, выданный ему командиром ЧОН. Вышестоящие товарищи его потом немного взгрели за то, что оружие в результате оказалась заржавленным.
Даже во времена знаменитого в истории Антоновского бунта, прошедшего по Тамбовщине и частично – по Саратовщине, мой прадед предпочёл не проливать крови соотечественников, хотя…

Он мирно сидел за чашкой чая в гостях у своей знакомицы Катерины Ивановны, когда увидел в окно, что в село влетела конница зелёных с криками: “Смерть коммунистам!” Приятель Павла, в каком-то отчаянном порыве выскочил на улицу и закричал: “Ну, вот я коммунист! Да, я коммунист! Ну и что?” …Его голова, одним взмахом острой шашки отделённая от тела, покатилась в траву, а разгорячённый убийца уже нёсся дальше по притихшей улице села, не оглянувшись даже.

Павел понял, что антоновцы долго разбираться не будут, и Катерина Ивановна нашла способ спасения. Она отдала Павлу одно из своих платьев да платок. Под видом девиц-подружек, прихватив лукошки, они быстренько отправились в лес “по грибы”. Ушли! Но не без “жертв” – Катерине пришлось сбрить Павлу его шикарные пышные усы, которыми он так гордился. Несколько дней просидел прадед в сыром болотистом лесу и к старости это “сидение” аукнулось ему жесточайшей подагрой.

Прабабке Соломониде “партийная деятельность” супруга во всех её проявлениях не очень-то нравилась. Не то, чтоб она была против идейно, но вот партийные собрания мужа почему-то частенько затягивались за полночь. Когда прабабка однажды, не выдержав, сама отправилась к дому партактивиста, где это сборище и проходило, увидела она в лучах керосиновой лампы своего благоверного, лихо наяривающего на гитаре какой-то популярный мотив в окружении других коммунаров и коммунарок, ему дружно подпевающих.

Павел Михайлович о решительном характере супруги знал, но и он не мог предположить, что после того случая Соломонида сделает свои оргвыводы и просто спалит его партбилет в самоваре. С той поры Павел на партийные мероприятия являлся реже и, видимо, проходил уже по графе “сочувствующие”.

Хотя посочувствовать можно было б и ему. Ведь острая на язык Соломонида политику партии понимала по-своему. Когда прибыл в Балашов бронепоезд “Октябрьская революция” с самим комиссаром по военным и морским делам, председателем Реввоенсовета Львом Троцким и мало кому известным в ту пору Михаилом Калининым, прабабка не упустила возможности побывать на агитационном митинге. С высокой трибуны выступал Троцкий и разъяснял “массам” новые веянья времени:
- Мы закроем все церкви!
- А синагоги? – выкрикнула из толпы Соломонида.
- Простите, оговорился, – мы закроем все молельные дома, - ответствовал трибун революции.

Кстати, на центральной улице Балашова ещё в конце 80-х годов можно было видеть ту самую трибуну и мемориальную доску на ней, извещающую о выступлении в Балашове… Михаила Ивановича Калинина. Местные начальники с этой трибуны в дни праздников народу руками махали, когда он мимо них на демонстрациях проходил. А тогда, в революционные-то годы…

…Вернувшись домой, решительная Соломонида достала из красного угла все иконы, завернула их в полотняные рушники, убрала в сундук, стоящий в чулане. На место их повесила портрет строгой женщины в синей блузе, вырезанный из журнала, – Надежды Константиновны Крупской. И не без ехидства наблюдала потом, какими растерянными становились лица соседей, заходящих в дом, и первым делом ищущих глазами в красном углу святой лик, да уже привычно тянувшихся ко лбу щепотью из трёх пальцев, чтобы перекреститься…

Голодное время переживали благодаря старым запасам. Всё, что было в доме ценного, вплоть до золотых нательных крестиков детей, пришлось отнести в “Торгсины” (магазины так называемой “Торговли с иностранцами”, в которых золото, серебро и другие предметы роскоши и искусства можно было поменять на продукты питания). Ну и ещё, конечно, свой огород помогал – картошка-моркошка, фрукты.

Чуть ли не единственным лакомством для детей стали в ту пору распаренные сухофрукты. Маленькая Ираида однажды пареных груш объелась, как тогда говорили в народе, до заворота кишок. Думали, отойдет малышка в мир иной. Уже и батюшку к ней приводили, соборовали. Девочка выжила, только вот ножки ей полностью отказали.

Пока родители были заняты по хозяйству, она целыми днями лежала одна в пустом доме, с грустью слушая весёлые крики братьев и сестры, доносившихся с улицы. Но однажды произошло то, что все назвали настоящим чудом.
Ситцевая занавесочка чулана едва заметно колыхнулась и перед взором Ираиды предстала неземной красоты женщина. Она была одета в белоснежное свободное одеяние, на ногах её были плетеные сандалии с длинными ремешками, обхватывающими голени. Тёмные волосы красивыми локонами спускались на плечи, а над головой - сияние.
Ираида очаровалась красотой незнакомки, а та подошла к кровати девочки, ласково взглянула на неё и промолвила:

Дитя! Встань и иди!
Я не могу, тётя, у меня ножки не ходят, - пролепетала девочка.
А ты встань и иди! – убеждённо повторила женщина в белом.
Она протянула Ираиде свою руку. Девочка взялась за её ладошку и почувствовала, что она прохладная. Какая-то неведомая сила подняла малышку с постели. Она встала на ноги, она сделала свой первый несмелый ещё шажок. С удивлением перевела взгляд с “красивой тётеньки” на ноги. Надо же, они ходят!

Когда Ираида подняла глаза, женщины в белом уже не было рядом. Девочка не помнила, сколько она так простояла в оцепенении, но ей показалось – один миг, когда в дом вошла её мать:
- Ирочка! Ты стоишь? Ходишь? Какое счастье, доченька!
- Мама, а где эта красивая тетя? Ты её видела? Это она меня подняла!
- Какая тётя, детка?
- Та, которая вышла из нашего чулана. Она была такая красивая, и над головой у нее что-то светилось, мамочка…

Обо всех обстоятельствах чудесного выздоровления Ираиды в семье было решено особо не распространяться, но домашние были уверены, – сама Пресвятая Богородица подняла девочку на ноги.
Возможно, эта история навсегда осталась бы только в области нашего семейного предания или фантазии не вполне здоровой детской психики, если бы через много лет нам не довелось услышать из первых уст новые истории про женщину в белом.

Татьяна Т. была в городе Горьком фигурой известной, – организовала при руководимом ею же детском клубе музей первого лётчика-таранщика Петра Николаевича Нестерова, дружила с престарелой дочерью легендарного героя. Именно благодаря увлечённости Татьяны судьбой пилота-земляка мы и познакомились с ней, – в 80-х годах прошлого века моя мать собирала материалы к первой своей книге о лётчиках-таранщиках.

Много мы тогда времени провели в гостеприимной семье Татьяны. Познакомились с её родителями, братом, сынком Алёшкой. Однажды Татьяна рассказала нам удивительную историю. Случилась она, когда неожиданно и тяжело заболел её отец. В ту пору Татьяна, как и большинство советских людей, была от религии далека, но беда показалась такой неминуемой, что взмолилась Татьяна, сама не зная кому: “Ой, только б отец на поправку пошёл! Клянусь, схожу тогда в церковь и свечку поставлю!”

Через какое-то время отцу и в самом деле стало легче, а потом он и вовсе забыл о своей болезни. Ну и Татьяна в суете ежедневных дел о своём обещании как-то подзабыла. Вот тогда-то и приснился ей странный сон, запомнившийся во всех мельчайших подробностях. Будто идёт она длинным, каким-то бесконечным тёмным тоннелем. И страшно ей, и одиноко… Вдруг видит, движется навстречу женщина в белой свободной одежде, над головой – сияние, на ногах плетёные сандалии, вроде таких, как в Древней Греции носили.
Подошла незнакомка к Татьяне, посмотрела с укором и сказала: “Ну вот! Когда плохо было, так обещала в церковь ходить, а как стало всё хорошо, – так ты и забыла…”

Проснулась Татьяна после этого в полном смятении чувств, и чуть свет за окном забрезжил – побежала в церковь к заутрене – свечку ставить.
Сегодня Татьяна стала экскурсоводом, но не обычным. Возит паломников по Святым местам Нижегородчины, к Серафиму Саровскому - обязательно, возит нижегородских верующих по Святым местам Москвы – к Блаженной Матроне, - непременно.

…В прекрасную столицу Белоруссии, город Минск мы приехали специально, чтобы повидаться с Героем Советского Союза Борисом Ивановичем Ковзаном. В годы войны он четыре (!) раза сбивал вражеские самолёты таранным ударом, став своего рода рекордсменом по совершению этого отчаянно смелого приёма воздушного боя. Моя мама, работая над книгой о лётчиках-таранщиках, не могла упустить возможности увидеться с одним из самых легендарных героев.
Беседа затянулась на многие часы и вдруг Борис Иванович сказал моей матери:

- А теперь я тебе расскажу такое, о чём раньше никогда никому не говорил. Боялся, что засмеют или того хуже – сумасшедшим объявят. Но это ведь, правда, было! Как раз перед четвертым тараном, и, между прочим, 13 августа!
Далее, дорогие читатели, я передаю всю историю Бориса Ковзана так, как она описана моей матерью в книге “Выбираю таран”.
Накануне, 12-го вечером, у нас в полку давали концерт артисты. Женщины в длинных шикарных платьях, в туфлях на каблуках. Но мне предстояло лететь ни свет, ни заря, потому пошёл я в землянку и завалился спать. А лётчиков тогда, на всякий случай, бойцы охраняли.

И вдруг будит меня красавица - в белом облачении, вроде как со светящейся короной на голове и говорит: “Пойдём со мной!” А я тогда девчонок чурался. Застеснялся. Отвечаю: “Не могу. В полёт мне скоро”. Она - настойчиво: “Пойдём со мной!” Я уже в крик: “Да отстань ты! Сказал же - нельзя мне!”
Тут расталкивает меня боец и спрашивает:
- Товарищ старший лейтенант! Я не понял, что Вы
мне кричите?
- А где красотка, что меня звала? - спрашиваю.
- Да не было здесь никого!
Потаращил я глаза и снова спать.

А она тут как тут, грозно так приказывает: “Пойдём со мной!” Я в сердцах отвечаю: “Сказал же, что не могу!” “Пойдём!” - командует. Тут я разозлился и, каюсь, выкрикнул: “Да пошла ты…!” Она ка-ак двинет меня в правый глаз! Я от страшной боли и проснулся, бойца опять спрашиваю: - Где эта девка? - Да не было никого! На кого кричали-то?
Плюнул я, решил на стоянку к самолету пойти. А там мой авиатехник готовит машину, спрашивает: - Чего, командир, рано встал?
Ну, я пересказываю странный сон, а он:
- Откажись-ка, командир, от задания. Плохой это сон и, может, вещий.

А тут ещё наш полковой любимец пёс Дутик крутится вокруг меня, лает тревожно, за галифе от машины оттаскивает. А Дутик всеми уважаем был. Однажды, когда мы гуртом галдели-гоготали на лётном поле, стал оттаскивать то одного, то другого в сторону. Мы решили, что-то показать хочет, пошли за ним. А на то место, где мы только что стояли, снаряд упал... Воронка такая была, что никого бы из нас не осталось в живых. С тех пор мы на ошейник Дутику немало Железных крестов с пленных фрицев навешали и с собой при перебазировании возили.
- Вот и Дутик не зря нервничает, - продолжает техник. - Откажись, командир!
Ну, куда там! Я ж упёртый! Полетел.

... До этого сна-видения Ковзану не раз приходилось проскакивать на волосок от смерти. Садился на повреждённой машине, чудом державшейся в воздухе. Выбрасывался на парашюте с падавшего самолета на лёд озера Ильмень и потом пробирался по заснеженным болотам и лесам в часть, а последние метры до наших окопов пробежал, не зная о том, по минному полю... Узнав, впервые оцепенел от ужаса.

В тот день, 13 августа 1942 года, он, силой воли вытряхнув из памяти непонятный сон и предупреждение верного Дутика, упрямо поднялся в небо.

В районе Старой Руссы на его “як” на высоте семь тысяч метров напали пять Me-l09Ф. Основное отличие этого “Ф” от первоначального варианта - более совершенные аэродинамические формы, мощный мотор и усиленное вооружение.

“Як” Ковзана уже горел, выбрасывая чёрные клубы дыма, но никак не желал падать, а четыре “мессера” - по два справа и слева - сопровождали его, казалось бы, в последнем полете. Задыхаясь от дыма, Ковзан сорвал стеклянный фонарь машины. Резкая боль пронзила правый глаз. Пятый “мессер”, решив добить горящий “ястребок”, пошел в лобовую атаку, поливая огнём пулемётов, заставляя или погибнуть, или свернуть с курса.

Но Ковзан не мог дать торжествовать врагу! Он шёл навстречу, готовый столкнуться, но не свернуть! Только за миг до столкновения дрогнул враг - пошёл вверх, и пылающий “ястребок” на всей скорости пропорол брюхо вражеской машины.

“Дальше ничего не помню - мрак. Пришёл в себя - кубарем лечу с парашютом за спиной. Дёрнул за кольцо - и опять провал. Очнулся только в госпитале, понял, что меня от таранного удара вышвырнуло из машины - хорошо, что я догадался фонарь сорвать, - с удивлением качая головой, вспоминал Борис Иванович. - А уже много позже наш командир рассказал, какие я слова в эфир послал: “Пробита голова. Вытекают мозги. Иду на таран”. Самое интересное, я совершенно не помню, что говорил такое. Единственное запечатлелось: провожу крагой по лицу, потому что на миг перестал видеть, а она - сырая. Вот и решил - мозги вытекают. А это глаз ... Тот самый, правый, в который та дева с нимбом светящимся меня ударила”.

... А внизу его уже ждали пехотинцы, свидетели его четвёртого тарана. Весь фронт знал имя отважного таранщика, и представлялся он богатырём с саженными плечами, а тут вытащили из трясины небольшого паренька с юным курносым лицом, обгорелого, в копоти, без сознания. У него были переломы рук и ног, треснула челюсть, в крови правый глаз. Фронтовые хирурги сделали всё возможное и переправили его в Москву.
В московском госпитале врач, осмотрев его правый глаз, сказал с печалью:
- Должен вас огорчить, молодой человек. Тонкий осколок стекла прошёл в глазное яблоко ... Придётся поставить искусственный.

“Отлетался, сокол”, - услышал Борис чьи-то жалостливые слова.
- Это мы ещё посмотрим, - пробормотал он. - Моего упрямства на сотню других хватит.
…В итоге - строчки решения медкомиссии, от которых заликовала душа: “Учтя горячее стремление Б. И. Ковзана на фронт, в индивидуальном порядке признать годным к лётной работе без ограничений”. Герой-таранщик продолжил службу в войсках противовоздушной обороны Саратова и даже однажды сбил ещё один самолёт противника– разведчик Ю-88

- Сейчас думаю: что это было? Ангел-хранитель предупреждал, Богородица или сама смертушка за мной приходила, да помиловала, пожалела молодого дуралея?” - рассуждал вслух Борис Иванович, вспоминая таинственную историю времён своей фронтовой юности.
- И ещё мне очень чётко запомнилось, что на ногах у той женщины были…
- Сандалии с кожаными ремешками крест-накрест? – спросила моя мама.
- Так точно! А откуда знаешь? – очень удивился фронтовик.

Неизвестно, как встретил свой смертный час Герой Советского Союза Борис Ковзан, неизвестно, довелось ли ему вновь увидеть ту деву с нимбом. А вот моя бабушка Ираида последние минуты своей земной жизни была в бреду, много говорила, уже не узнавая окруживших её родственников. Она будто вернулась во времена своего далёкого голодного детства. “Мама, мама, дай мне яйцо. Папа! Я хочу лимон”, - говорила бабушка сама с собой. А может быть, вовсе и не с собой? Как знать, может, и чудесная добрая женщина в белом в тот момент стояла у кровати.

Так кто же она? Возможно, ответ на этот вопрос знал Василий Макарович Шукшин. Ведь ещё одна история о женщине в белом гениально описана его пером в сценарии к фильму “Живёт такой парень”. О таинственном и страшном явлении старушка рассказывает шебутному шофёру Пашке Колокольникову.
“ - Что там слышно? Вы вот в разных местах бываете - война-то будет или нет? - спросила она.
- Не будет, - уверенно сказал Пашка. - Не дадут.
- Господи, хоть бы не было. В народе тоже не слышно. А то ведь перед войной-то всякие явления бывают.
- Какие явления? - полюбопытствовал Пашка, попивая молоко.
- Вот перед той-то войной - явление было.
- Какое?
- А вот едет шофёр сверху откуда-то, с гор, и подъезжает к одному месту... А место это - как выезжать в Долину Свободы...
- Знаю, - сказал Пашка.
- Вот. Выезжает из лесочка-то, глянь: впереди баба стоит. Голая. Подняла руку. Шофёр маленько оробел. Останавливается. Подходит она к нему и говорит: “На, говорит, тебе двадцать рублей...”

- По новым деньгам, что ли? - встрял Пашка.

- По каким “по новым”? Дело-то до войны было, как раз перед войной. - Так. – “...На, говорит, тебе двадцать рублей и купи мне на платье белой материи. Когда, говорит, поедешь назад, я тебя здесь встречу. Только смотри, говорит, купи - вишь, я голая вся”. Ну, шофёр что, взял. “Ладно, говорит, куплю”. – “Только смотри - не забудь”, - она-то ему ещё раз. И ушла. В лес. Едет шофёр. Приехал на свою базу какую-то...

- На автобазу.

- Ну. И расскажи этот случай товарищам своим. Те его - на смех. “Пойдём, говорят, пропьём лучше эти деньги”. Тот шофёр-то махнул рукой, пошёл и пропил эти деньги. Да. А когда назад-то ехать стал - струсил. “Боюсь, говорит, хоть убейте”. Пошёл к жене, рассказал ей всё. Та - ругать его. Ну, поругала, поругала, а деньги дала. Да. Купил шофёр белую материю, опять заехал на свою базу. Ну, двое поехали с ним - чтобы убедиться: есть такая баба или нет. Едут. Не доезжая до того места с версту, эти два шофёра поснули убойным сном. Спят, и всё. Уж тот шофёр, который материю-то вёз, толкал их, толкал их, бил даже - ничего не помогает, спят. Делать нечего - надо ехать. Поехал. Доезжает до того места - баба ждёт его. “Купил?” - спрашивает. “Купил”. – “Спасибо”. Взяла материю. А потом поглядела на шофёра и спрашивает: “Ты зачем же мои деньги-то пропил?” Тот молчит. Она так тихонечко засмеялась и говорит: “Ну ладно, они ведь деньги-то не мои, а ваши. А вот этих зачем с собой взял? - показывает на двух сонных. - Испугался?” Опять засмеялась и ушла в лес. Отъехал шофёр с полверсты, те двое проснулись...”

…Шукшинская старушка была уверена, что это “смерть по земле ходила -саван себе искала.” А молодому и бесшабашному Пашке Колокольникову, “ищущему свой идеал” в жизни, женщина в белом представилась совсем в ином образе да велела в бабушкины сказки не верить:

“ - Так вот, ты не верь: это не смерть была, это любовь по земле ходит.
- Как это?
- Любовь. Ходит по земле.
- А чего она ходит?
- Чтобы люди знали ее, чтоб не забывали.”
…Какую глубокую мысль зашифровал Василий Шукшин в этой неожиданной “метаморфозе” таинственной незнакомки! И, возможно, дал нам ключ к разгадке всех её явлений. Детям она представляется милым ангелом, исполненным доброты, взрослым – строгим судьёй их поступков и советчиком в самых трудных жизненных ситуациях, воинам является в образе Валькирии, пожилым – предвещает переход в иной мир. Так кто же она? Может быть, сама Судьба? Ведь скрытый смысл этого древнего русского слова – Суд Бога…

0

9

Родился мертвым, похоронен живым.

"Мой муж Иваныч был роковым человеком. Всю жизнь его преследовали фатальные ситуации. Судите сами. Родился он в военный 1943 год в сибирском поселке, в многодетной семье. В момент рождения не подавал признаков жизни, и его вынесли в тазике в туалетную комнату, как мертворожденного ребенка. Его мать не очень горевала, так как в семье уже было четверо детей мал мала меньше. Но через несколько часов кто-то из рожениц услышал в туалете слабый писк, и малыша перенесли в стерильную комнату. Ребенок ожил, порозовел, хотя мать не очень-то обрадовалась этому оживлению.
Рос мальчик слабеньким и болезненным. В 8 лет заболел менингитом, и из семнадцати больных детей с таким же диагнозом один остался жив. В 13 лет вместе с пацанами провалился под лед и оказался между коркой льда и дном не очень глубокой реки. Он долго барахтался подо льдом, пока не увидел просвет проруби, где бабы зимой полоскали белье, и ему с трудом удалось вылезти. К реке примчались мужики с баграми. Двоих мальчиков вытащили бездыханными, а Иваныч остался жив.
В 17 лет ему случайно прострелили шею. Но вовремя доставили в больницу, где он быстро поправился. В 26 лет муж попал в страшную катастрофу. Рухнул новый мост с бригадой строителей-монтажников, среди которых был Иваныч. Многих людей раздавило железными пролетами, многие утонули в реке - покалеченные и раненые. А Иваныч остался, конечно, жив.
Вскоре его направили в Латвию, как лучшего специалиста-строителя. Зимой 1987 года в одном недостроенном корпусе Иваныч с коллегой упал с пятого этажа - с незакрепленного балкона. Его увезли с переломом позвоночника в институт травматологии Риги, а коллега погиб на месте.
После сложной операции, от передозировки наркоза у мужа появились сильные головные боли. Но он никогда не терял благоразумия, был точен в мыслях и независим в мышлении. У него проявились необыкновенные телепатические способности и сильнейшая интуиция. Где бы я ни была, что бы ни делала, Иваныч все знал, понима л с полуслова, с полувзгляда все мои мысли. Невозможно было ни схитрить, ни обмануть, даже во благо.
Через некоторое время я стала замечать, что муж странно себя ведет: начинает мычать и одновременно поднимает руки к небу, закатывает глаза и как бы цепенеет. Затем засыпает и после ничего этого не помнит. Врач сказала, что это одна из разновидностей эпилепсии, и предупредила, что после сильных и длительных приступов больной может не просыпаться несколько дней. Болезнь прогрессировала...
В тот день "X", осенью 1996 года, после сильного приступа я вызвала "скорую". Врачи сделали укол и сказали, что эпилептиков в стационар не берут. Иваныч спал до вечера, а когда я пришла его будить, то увидела, что муж лежит, скрючившись на полу, и не дышит.
Я снова вызвала "скорую". Врач констатировал смерть. Но я не верила. Сутки ждала, когда он проснется. Родственники и друзья настаивали вызвать из морга машину. Уверяли, что напрасно жду пробуждения. Анатомировать Иваныча не стали.
На четвертый день, в момент погребения, при прощании я заметила, будто у мужа дрогнули ресницы. Моя дочь тоже это увидела. Мы думали, что нам показалось. Когда опускали гроб, то не мне одной послышался внутренний стук в крышку гроба. Могилу быстро засыпали чистым песком. Но как только над могилкой соорудили песчаный холмик и все встали в глубоком молчании, холмик вдруг зашевелился, начал рассыпаться и сравнялся с землей. Все ахнули, стали тревожно перешептываться. А священник, который отпевал Иваныча, поднял крест и долго читал молитву.
После похорон меня мучило какое-то странное чувство тревоги. На девятую ночь вдруг вижу: заходит в спальню мой Иваныч. И с укором мне говорит: "Что же ты, Петровна, меня не слышала?.. Я тебя звал-звал, а ты - не слышала..." А потом, резко развернувшись, исчез. Я встала, включила свет. Было 3 часа ночи.
Через неделю снова является ко мне Иваныч. Я даже ущипнула себя, чтобы удостовериться, что не сплю. Стоит он в дверях, весь в синем одеянии, и говорит: "Мне плох о лежать... неловко". А сам смотрит в сторону... Я хотела спросить: "Почему тебе неловко?", но он опять исчез. И снова на часах 3 ночи.
Утром я встретилась со священником и рассказала ему о своих видениях. Он долго молчал, потом признался, что за много лет службы бывали случаи погребения заживо, но все равно теперь уже ничем покойному помочь нельзя и не стоит тревожить его...
Я чувствовала: не будет мне покоя, пока не удостоверюсь, что все увиденное мною - бред. Обдумав ситуацию, я поняла, что бесполезно обращаться в разные инстанции, чтобы получить разрешение на вскрытие могилы мужа. За энную сумму договорилась с работниками кладбища, дала слово, что не буду биться в истерике.
Когда парни выкопали гроб, мы увидели, что крышка сдвинута (здесь, в Латвии крышки не забивают гвоздями, а накладывают и закрепляют на штырьки). Иваныч лежал в гробу, перевернутый вниз лицом, со скрюченными под животом ногами. На выражение его лица мне посмотреть не дали... Это было ужасно!!!
Мужа уложили как положено, закопали заново. И больше он мне не снится и не является. Вот такая судьба человека. Родился мертвым, а похоронен ожившим..."
В.П.Савкова, г.Юрмала
Тайная Власть 2005

0

10

Случай на кладбище.

Это случилось давно, прабабушка Александра уже сама покойница. Ее мужа убили в первый год войны, трагедия для нее была жуткая. С тех самых пор она стала частой гостьей на могиле мужа. Баба Шура (как называет ее мама) могла засиживаться на кладбище до темноты, беседовать с любимым. С возрастом ее привычка укрепилась. Засиделась как-то бабуля в очередной раз до темноты, домой идти надо. Шла она по кладбищу, споткнулась и упала в траншею, вырытую для будущих захоронений, кричать бесполезно, все равно никого нет, сторож далеко, не услышит, решила спокойно утра дождаться, глядишь там помогут. В это время, грабители решили мешки с награбленным спрятать, переждать. Лучшего места, как ночное кладбище, не нашли. Покидали они в траншею награбленное, где сидела бабуля, а она, услышав человеческие голоса, решила попросить помощи.
-Сыночки, помогите мне! Вылезти не могу, сил нет! Темно тут! Помогите!
Что было с грабителями я толком не знаю, но бежали они быстро и орали громко. Еще бы: ночь, кладбище и голос из земли.
А бабуля, встав на мешки, тихонько вылезла. Награбленное утром нашла милиция, приведенная бабой Шурой. Вот такая история.

0

11

Операция.

Эта история произошла с нашей соседкой ну и с нами частично. По началу я сомневалась в правдоподобности, но кое-какие факты, рассказанные ею, меня удивили, и объяснения им не нашлось.
Соседка наша заболела и нуждалась в операции. В общем, за день до операции мы приходили навестить, отношения у ней и моей мамой дружеские, поэтому поддержать её было для нас важным.
Настал день операции, её муж, любитель крепких напитков, воспользовался ситуацией и зашагал в магазин. Мы не стали вмешиваться, всё таки, не наше дело влазить в проблемы семьи. День прошёл обычно. Вечером позвонили из больницы нам, так как к мужу соседки дозвонится не смогли - естественно, пьяный человек отключил телефон, чтоб не мешали. Сказали, что операция прошла успешно и пока она находится в послеоперационном отделении и приходит в себя. Когда пришло время навестить соседку, мы отправились в больницу.
Бледная тётя Лида была рада нас видеть, потом вдруг говорит "пускай этот козёл не приходит, напился, вместо того, чтобы о жене волноваться!" Мы удивились, но подумали, что она всего лишь предполагает. Месяц пролетел незаметно, и её выписали домой. И вот приходит она к нам домой, и разговор зашёл про больницу и операцию. И тут она говорит нам: "Вы, девчонки не поверите, но я всех видела!" Я удивилась, как так видела, если её оперировали тогда!? И она рассказала несколько деталей, о которых могла знать только я и моя мама. Например, что я сначала одела свою синюю кофту, но увидела там пятно от кофе и переодела на ни разу не ношенную мной новую кофту, которую никто не мог видеть. А у мамы на работе сквозняком открыло окно и разбило горшок с цветком, потом она порвала колготки, зацепившись часами за них. Если история с цветком и предполагала варианты распространения, то колготки и моя кофточка никак! Потом она сказала, что пил её муж, что он делал, что было у соседей. Мы все сошлись во мнении, что это было правдой. Кто знает, что происходит с человеческим сознанием во время сильного наркоза?
Кстати соседка потом в довершении ко всему сказала, что потерянный мною брелок лежит между шкафом и компьютерным столиком, там я его и нашла...

0

12

Загашник тестя.
Дело в 80-90х годах было. В прошлом веке уже, выходит. Жил в Смоленске парень Витёк. Или правильнее будет сказать, не парень, а мужик. Жил он сначала один, потому как уже развёлся к тому времени, ну а потом женился на соседке по улице.

Условия, в которых Витёк проживал, были далеко не царские. Поэтому жить они стали у родителей жены. Точнее будет сказать, у родителя.

Родитель этот был прижимист и скуп. Денег понапрасну не тратил, а напрасным у него считалось почти всё. Правда, и не пропивал, а был типичным скопидомом. За всё время молодой семье ни копейкой не помог.

Но вот пришло время, и преставился дед.

Похоронив родителя, молодые начали активные поиски денег, коих однозначно должно было остаться много. Но ничего не нашли. Ни на сберкнижке, ни в доме.

И вот однажды ночью снится Витьку тесть, который подробно рассказывает, как найти деньги, которые он спрятал в поленнице дров. Поутру Витёк рассказывает о ночном визите предка жене, и они отправляются в то место, которое указал дед.

И что вы думаете? Потратив полдня на перекидывание поленницы, они действительно нашли деньги!

Обрадованные супруги вернулись домой, пересчитали наследство и призадумались. Свалившаяся ниоткуда сумма была немаленькой, но Витёк со своей благоверной понимали: тесть отдал не всё...

По прошествии некоторого времени тесть приснился Витьку ещё раз и всё-таки сдал ему место, где лежала вторая половина загашника. Припекало его, что ли, на том свете из-за этих денег, или просто пожалел молодых. Где была вторая захоронка, история умалчивает. А может, и сам Витёк её родственникам не показал; посчитал местечко надёжным.

Однако, доподлинно известно, что с этой поры Витёк пошёл в гору. На момент публикации он имеет в Смоленске слесарную мастерскую, добротный солидный дом, да и продукты покупает не в дешёвых супермаркетах.

Я вот думаю, может, ему тесть кроме денег ещё что в наследство оставил?..

0

13

Не задирай нечистую.

Я по молодости как пионер-герой был: ни во что такое не верил. А вот маманька моя на хуторе выросла, на Смоленщине, поэтому и в нечисти всякой разбирается, и гадать умеет. В те времена к нам частенько тётка приезжала, погостить на пару недель. И, само-собой, просила маманю погадать. Ну, а я, как человек по-советски не суеверный, без конца их подначивал и ехидничал. Пока не произошёл один случай...

Никогда не забуду атмосферу того места. Тогда только начали дачи давать. Сейчас, понятно, всё разработали, лес вырубили, кусты и пни выкорчевали, а тогда мы самые первые построились в тех местах. Кругом времянки уродливые, глухомань, трава выше головы, а у нас уже дом из пенобетонных блоков.

Накануне был ураган, и народ - надо, не надо - ломанулся на участки, проверять, как там после стихии. Ну и мы втроём к вечеру туда потянулись. Мы на дачу, а народ уже с дач нам навстречу.

Пришли на участок и решили пройтись на соседнее болото по ягоды. И, не помню уж, как дело было, но с чего-то у женщин опять разговор на нечисть вышел. Я, конечно, не упустил случая пройтись с сарказмом по этой теме, а мамаша на это отреагировала излишне, как мне тогда показалось, эмоционально, сказав:

- Или ты сейчас заткнёшься, или ты даже в дом не войдёшь!

Я, понятное дело, это мимо ушей пропустил. Возвращались мы к даче в плотные сумерки. К дому пристраивалась веранда, но до конца её не доделали, и на полу лежали не подогнанные доски с щелями. И вот, значит, захожу я на веранду, достаю ключ, чтобы амбарный замок на двери открыть. И вдруг такое ощущение, что кто-то со всего размаху по руке ударил.

Вижу, как в замедленном кино, что ключ летит и падает между досок. Голова как ватой заложена. И тётка причитает, что забыла, куда второй ключ положила.

Вот тут-то я вспомнил, что мама на болоте говорила.

Маман говорит:

- Ну вот, сейчас нас нечистая водить станет.

Я несколько скис, а мать говорит:

- Не беда, сейчас всё нормально будет. Ты, - говорит, - три кружки воды через ручку плескани.

У нас как раз рядом бидон с водой стоял и кружка на нём. После третьей вылитой кружки в голове сразу прояснилось, и я сообразил, что в дом можно через чердак попасть. А тут и тётка вспомнила, что запасной ключ в парнике спрятала.

После того случая я перестал над рассказами матери подтрунивать. Видно, есть что-то такое...

0

14

Очень зацепило.....

Вот стало скушно, полезла в интернет найти что нибудь почитать, какие-то стихи, истории и наткнулась вот на эту историю... Пока дочитала чуть не разрыдалась... Очень зацепило! Решила поделиться с вами.

Ранее утро...8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует
начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте
оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Чуть стало
светать.
Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил
забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже
голову, я приближался к базару. Я еще за неделю до этого решил, ни каких
роз, только весенние цветы...праздник же весенний.
Я подошел к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень
красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошел, да цветы
действительно красивы.
- А кто продавец, спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я
почувствовал, какой ледяной ветер.
- А ты сынок подожди, она отошла не на долго, сейчас вернется, сказала
тетка, торговавшая по соседству соленными огурцами.
Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда
представил, как обрадуются мои женщины, Мама и сестра.
Напротив меня стоял старик.
Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то
привлекло.
Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было
бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым.
Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до
зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок,
был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто
отвалилась. Из- под плаща, была видна старая почти ветхая рубашка, но и
она была чистой и наутюженной. Лицо, его лицо было обычным лицом старого
человека, вот только во взгляде, было что непреклонное и гордое, не
смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в
такой день. На его лице было с десяток порезав, некоторые из них были
заклеены кусочками газеты.
Деда трусило от холода, его руки были синего цвета.... его очень трусило,
но она стоял на ветру и ждал.
Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу.
Я начал замерзать, а продавщицы все не было.
Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед
не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И
еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего
положения за чертой бедности.
К корзине подошла продавщица.
Дед робким шагом двинулся к ней.
Я то же подошел к ней.
Дед подошел к продавщице, я остался чуть позади него.

- Хозяюшка.... милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы,- дрожащими от
холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а
то.... прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку....
сколько она стоит?- тихо спросил дед.
Я стоял позади него и чуть с боку. Я увидел, как у деда в глазах стояли
слезы...
- Одна, да буду с тобой возиться, алкашня, давай вали от сюдава, -
рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, -так же
тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка,- с какой-то ухмылкой сказала
продавщица. На ее лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки
по рублю.
- Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на три
рубля,- как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли
в глазах мужчины.
Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш, га га га, щас я тебе найду,- уже
прогорлопанила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась...
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га га га га, - дико
захохотала эта дура.
В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, она была сломана по
середине.
Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не
желая слушать его, ломалась по полам и цветы смотрели в землю...На руку
деда упала слеза...Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал.
- Слышишь ты, [цензура], что же ты, [цензура]ь, делаешь? – начал я, пытаясь
сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком.

Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то
побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как
мышь на удава и молчала.
- Дед, а ну подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Ты курица, тупая сколько стоит твое ведро, отвечай быстро и внятно,
что бы я не напрягал слух,- еле слышно, но очень понятно прошипел я.
- Э.... а...ну...я не знаю,- промямлила продавщица
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро!?
- Наверное 50 гривен, - сказал продавщица.
Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу.
Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду.
- На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я
Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал
головой и плакал, просто молча плакал...
У меня у самого слезы стояли в глазах.
Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою
поломанную ветку.
- Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку.
Я нес цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча.
По дороге я потянул деда в гастроном.
Я купил торт, и бутылку красного вина.
И тут я вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не
сыграют роль эти 50 гривен, а тебе с поломанной веткой идти к жене не
гоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней,
поздравляй.

У деда хлынули слезы.... они текли по его щекам и падали на плащ, у него
задрожали губы.
Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слезы стояли в глазах.

Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и
вытирая глаза сделал шаг к выходу.
- Мы...мы...45 лет вместе... она заболела.... я не мог, ее оставить сегодня без
подарка, - тихо сказал дед, спасибо тебе...
Я бежал, даже не понимая куда бегу. Слезы сами текли из моих глаз...

0

15

Молоко от кошки
Не люблю незваных гостей. Позавчера пришел такой - плотник. Мы ему два месяца назад дверь для кухни заказывали. В обещанный срок он не управился, а позавчера привез дверь. Холодина, дождь, а он двери ставит. Промучился с ними допоздна, замерз, как собака, да еще намекает - неплохо бы перекусить. У меня в холодильнике один борщ и больше никаких разносолов. Поставила перед ним тарелку с борщом, приправила горьким перцем и сметаной. Кушает мой работник за обе щеки, да нахваливает.

- Вкусно хозяюшка, вот точно из-за такого борща со сметаной я у Вас в городе и остался, и счастье свое нашел, правда, и по голове получил тоже.
- Как это? - спрашиваю.
- А вот как. Я раньше в Днепропетровске жил. А потом с женой развелся и думал уже, что ничего хорошего меня в жизни не ждет. Поэтому, когда меня послали в длительную командировку, я с радостью согласился и приехал в Ваш город. Со мной приехал мой напарник - Володька, двадцати восьми лет. Правда парень по дому скучал страшно, потому что только женился, и к жене у него чувства еще цвели буйным цветом.

Поселились мы у одной проворной тетки в частном секторе. Сорокалетняя женщина жила одна, хотя хозяйство вела образцово и готовила вкусно. Мне она понравилась сразу, хотя я на десять лет ее старше, а вот ей - Галине, понравился Володька. Сильно понравился, уж как она ему глазки-то строила и, так, и так к нему подбирается, а он только о своей Анечке мечтает. Дамочка оказалась приставучей и, в конце концов, Володька от нее просто сбежал, сняв угол у бабки на соседней улице. Галина загрустила и притихла, на меня ноль внимания. Я иногда заходил в гости к Володьке, и он мне шепнул что его хозяйка вроде как знахарка, но ему-то что. С Галиной стало твориться что-то неладное.
Был месяц май, и Галя только то и делала, что пропадала где-то допоздна, а домой приходила до крови расцарапанными руками. Руки ее были разодраны в клочья, и даже на щеке я заметил вспухлую царапину. Я пытался расспросить, но она лишь грубо ответила: "не твое дело".

Однажды умявшись на работе, я пришел домой голодный, как волк и попросил у Гали поесть.
- Там борщ в холодильнике, возьми сам разогрей, - ответила хозяйка.
Меня дважды просить не надо было. Я разогрел себе борщ, да только какой он без сметаны. Порыскал я в холодильнике и нашел пол стаканчика сливок - грамм пятьдесят не больше. Попробовал - вкусно, я их в борщ себе и бахнул все. Поел и пошел себе отдыхать. Ближе к вечеру хозяйка залезла в холодильник и заорала благим матом.
- Ты сливки в стакане брал?! - орет.
- Я, - говорю, - с борщом их съел, а что?
- А чтоб тебя! Обжора! Собирай свои вещи, и чтоб духу твоего через полчаса тут не было.
- Так ведь ночь на дворе, - говорю.
- Вон пошел отсюда! - завыла Галина, отдавая мне деньги за квартиру те. Что я наперед заплатил.
Делать нечего, вижу, совсем свихнулась тетка на почве одиночества. Собрал я вещи и пошел к Володьке, хоть переночевать. Сидим мы на кухне у его знахарки, я и жалуюсь ему.
- Представляешь, озверела она просто, за ложечку сливок прогнала в ночь.
Бабка Тася, Володькина хозяйка, уши навострила, разговор наш слушая, а потом только руками всплеснула.

- Ай да дуреха Галка, приняла-таки мою шутку за чистую монету, - говорит. Пришла однажды ко мне и просит, научи, как парня приворожить, присушить, а я тебе заплачу щедро. Я хоть и знахарка, да с приворотами дело не имею - пакостная это штука. И грех большой. Отказала я ей, а она все ноем и ноет, проходу не дает. Вот и решила я над ней пошутить. Дам, думаю ей такое задание, чтобы исполнить не могла, вот и отстанет от меня. "Ты как себе хочешь, но добудь хоть немного кошачьего молока и с него сделай творог. Над этим творогом прочтешь специальный заговор и угостишь им любимого. Век твоим будет", - сказала я и, написав на бумаге какую-то чепуху, отдала Гале. Галина довольная пошла к себе, оставив мне сотню на столе. Мне неудобно было деньги брать, но ведь иначе не отстанет. С того момента мне стали люди говорить, что Галина сошла с ума. Она выпрашивала у людей их недавно окотившихся кошек и что-то там с ними делала в сарае. Чтоб хозяева кошек не ворчали она и им копеечку перекидывала. Ходила Галина вся исцарапанная и не удивительно - попробуй, подои кошку, да еще чужую.

Тут я понял, почему Галина на меня набросилась. Это же с каким трудом она набрала полстаканчика кошачьего молока, а я все одним махом проглотил. Я думал, что лопну от смеха. Интересно, сколько бы из того молока творогу вышло?! Смех, смехом, но ночью мне Галину стало жалко. Я вспомнил ее исцарапанные до крови руки, ее грустные глаза и кусачий от одиночества нрав. Купил торт и букет цветов и отправился к ней, вину заглаживать.

Галины глаза немного потеплели, а я стал ей помогать немного по хозяйству. Потом мы с Володькой уехали в Днепропетровск, только он там и остался, а я вернулся к Галке своей. С тех пор живу один такой на белом свете - счастливый.
- А почему это один такой? - спрашиваю.
- А кто еще на всем белом свете пил кошачье молоко? Хоть не мне предназначался приворот, но на мне сработал.
- Значит, не пошутила бабка с приворотом?
- А кто их знает, знахарок этих - где у них шутка, а где колдовство?

0

16

Инопланетяне.

1941 год. Начало немецкой оккупации в маленьком городке Полтавской области. В бывший райком партии вселилась комендатура. Небольшой дореволюционный двухэтажный особняк. По коридорам снуют немецкие офицеры, взвод охраны, обслуга из местных. Стучат пишущие машинки, тренькают телефоны, немецкий порядок входит в свои права.
В один из кабинетов, для разбирательства привели двенадцатилетнюю девочку. Ее поймали на улице, есть подозрение, что еврейка.
На свою беду, она и вправду была еврейкой. Родители уже месяц как поджидали свою доченьку на небе, и вот пришла пора Адочки. Месяц она бродила по городу, жила, где придется. Приютить опасную девочку никто не решился.

В комнате работали два офицера за двумя письменными столами. Один оторвался от бумаг, перекинулся парой слов с конвоиром, глянув на Аду, сказал:
- "Я! Дас юдише швайн! " и опять углубился в бумаги. Советская пионерка хоть и не понимала по-немецки, но что такое "юдиш" и что ее ждет, знала.
Она вдруг в отчаянии бросилась к дверям и опрометью выскочила в коридор.
Присутствующие не кинулись догонять беглянку, а дружно заржали, ведь в здании не было ни одного окна без решетки, а внизу на выходе круглосуточная охрана и только немецкая. Бежать-то некуда, разве что заскочить в другой кабинет... А толку? Но страх смерти не имеет логики.
Ада из коридора кинулась на второй этаж и забежала в первую попавшуюся открытую дверь.
Немцы обрадовались новому развлечению и не спеша, планомерно, как инопланетяне в поисках человека, обходили комнату за комнатой:
- " Тефощка. Ау! "
"Кте ты ест? "
"Ком, дас кляйн юдише швайн... "
"Ау! Ми тепя искать! "
Инопланетяне обошли все помещения на обоих этажах, потом еще раз, еще...
Им уже было не смешно. Еврейки нигде не было. Через пару часов поиска они поняли, что девчонке удалось просунуть голову между прутьями в туалете, и она сбежала. И какие же маленькие головы бывают у этих подлых еврейских детей...
Тут же вызвали "майстра" из местных, и он присобачил дополнительную перемычку к туалетной решетке.
В комендатуре наступила ночь. Офицеры разошлись по домам, темный особняк опустел, только охрана у входа еле слышно переговаривалась.
С самого утра Ада лежала внутри старинного камина, но до сих пор боялась дышать. Камин зиял чернотой в самой большой комнате купеческого дома.
При советской власти барство было не в почете, экономили дрова, топили буржуйками и каминную трубу заложили кирпичом, но так удачно, что внутри на высоте полутора метров получилась кирпичная полка. Сантиметров сорок в ширину, тут пока можно было переждать. Пока...
В эту ночь девочка так и не покинула своего убежища.
Наступило утро, в комендатуре затрещала работа и о вчерашней сбежавшей еврейской девочке все конечно забыли.
Только во вторую ночь Ада решилась покинуть свою норку. Она неслышно как привидение пробралась в туалет, без которого уже почти падала в обморок.
Жадно напилась воды и вернулась в «свою» комнату, По запаху нашла в чьем-то столе спрятанное печенье и залегла до следующей ночи.
Так из ночи в ночь Ада все расширяла свой жизненный круг. Доходила даже до первого этажа, влезала в буфет, а там всегда можно было поживиться кусочком хлебушка, не обделяя господ офицеров. Она понимала, что если пропадет хоть кусочек сала, то будут подозрения и могут здание обыскать с собакой. А это смерть. Но пока сама Ада превращалась в дикую собачку, или скорее в затравленного мышонка с огромным не мышиным телом, которое нужно кормить. Все чувства ее обострились. Девочка слышала даже, сколько существ находится на втором этаже и сколько на первом. Лежа в камине, она чувствовала вибрацию стен от входящих в здание инопланетян. Днем не спала, боялась, что во сне пошевелится. Девчонка знала всех солдат и офицеров комендатуры, хоть никогда их и не видела. Различала по голосам, походке и запаху. Вскоре приноровилась мыться и стирать белье в туалете.
Самым страшным еженочным испытанием был слив воды унитазного бачка. Со временем Аду уже невозможно было застать врасплох. Она по своим внутренним часам знала, когда под утро придут истопники, работники кухни, а уж охранники, по ночам обходящие этажи, для нее казались просто махорочными топающими слонами.
Человек ко всему привыкает.
Ада стала привидением, о котором даже не ходило слухов...
Девочка сначала интуитивно, а потом, и по словам начала понимать немецкую речь.
Жизнь шла. Ведь, несмотря на ежесекундный смертельный риск быть обнаруженной, это была все же жизнь. Чтоб не сойти с ума, она мысленно разговаривала с родителями и со "знакомыми" немецкими офицерами.
Однажды ночью, когда девчушка привычно прокралась в туалет, ее как громом поразило. На умывальнике лежали: ломтик хлеба и малюсенький кусочек мыла. Это был не офицерский туалет и мыло каждый приносил свое, могли, конечно, забыть, но хлеб откуда! ! ?
О НЕЙ КТО-ТО ЗНАЛ!
Ада не притронулась к этому богатству. Вдруг западня... На следующую ночь все повторилось. Эх, будь что будет, взяла. В конце концов, немцы люди педантичные. Если б что и заподозрили, то не мыльцем бы выманивали, а овчарками.
Через неделю девочка поняла, что доброй феей была уборщица тетя Зина.
Толи по маленьким мокрым следам, толи еще как, но тетя Зина догадалась о
«привидении». Жизнь у Ады началась царская: целый кусочек хлеба в день иногда даже с кубиком сахара.
В одно прекрасное утро в комендатуре перестала звучать немецкая речь.
Все шло совсем непривычно. Дом наполнился новыми запахами и звуками.
Незнакомые люди говорили только по-русски. Ада целых три дня еще сидела в камине прислушиваясь, пока не решилась выйти к нашим.
Был 1943 год.
-------------------------------------------
Четырнадцатилетнюю еврейскую девочку Аду вначале отправили в полтавский детский дом, а в
44-ом во Львовский интернат. В этом городе она и прожила всю свою жизнь.
Детей у Ады не было, расплата за подорванное в камине женское здоровье.
Я знаю тетю Аду, сколько себя помню. Мы жили дверь в дверь. Меня часто с ней оставляли родители, когда шли в кино. От нее я и услышал всю эту жуть.
Году в семидесятом, тетя Ада съездила на полтавщину, где и разыскала уборщицу Тетю Зину, которая к тому времени уже давно отмотала свою
«десятку».
Узнала по голосу...

0

17

Неравный брак.
Очень часто мы сталкиваемся с неприятием обществом браков, в которых жена старше мужа. Уж с чем это связано – не знаю, но так принято, что муж должен быть старше жены или ровесником, а ни в коем случае не на оборот.

Послевоенное время оказалось одинаково тяжелым и для взрослых и для детей. Любаша в свои восемнадцать лет была уже очень взрослой, поэтому и пошла работать сначала на восстановление разбомбленных домов, какие еще можно было хоть как-то восстановить, а потом на стройку. Здесь, для того чтобы получать хорошие деньги, приходилось работать наравне с мужчинами. Ох, и тяжело было худенькой девушке таскать кирпичи и в любую погоду махать мастерком.

А после работы – в парк, туда, где в теплое время года, каждый вечер выходили музыканты с духовыми инструментами и играли замечательные вальсы. Весной воздух наполнялся ароматом сирени и цветущих яблонь, и голова так сладостно кружилась в такт льющимся со сцены мелодиям! А душа так и просилась на волю, к новым неизведанным чувствам…

Красавица от природы, Любаша не была еще избалована мужским вниманием. Или просто не замечала никого, а, как и все девушки, ждала того самого чувства, когда с первого взгляда понимаешь – это он, мой единственный и долгожданный. И он появился. Вот в один из таких головокружительных, пьянящих вечеров. Просто подошел к ней и пригласил на танец.

Через пару месяцев они поженились. Собрав нехитрые пожитки, Любаша переехала к мужу. В большом, просторном доме предстояло жить с его родителями и двумя сестрами, у которых тоже были мужья. Вот одному из них Любаша и приглянулась. И началось – только муж за дверь, а тот ее уж поджидает в укромном уголке. Любаша сначала молча отбивалась, а потом все рассказала любимому. Приговор был суров: «Раз он на тебя заглядывается, значит, сама повод даешь». И не пришел ночевать ни в этот день, ни на следующий. Проплакав все это время, Любаша стала искать мужа. «Добрые» золовки подсказали где, а вернее, у кого он. Там-то его Любаша и нашла. Можно сказать, вытащила «тепленького» из постели незнакомой женщины.

Уже после развода она поняла, что беременна. Девочка родилась слабенькой, все время болела. Мама ушла с работы, чтобы с внучкой сидеть, а сама Любаша брала на стройке дополнительную нагрузку, чтобы кормить их.

Время было голодное, даже на заработанные деньги продуктов купить было практически не возможно. Однажды позвала ее отстраивать свой дом жена старшего брата, который утонул по весне в половодье. Люба очень хорошо относилась к Нине, поэтому каждый день после работы и выходные она теперь проводила на стройке у родственницы. Та денег Любаше не платила, но зато кормила досыта, поскольку в хозяйстве были и куры, и свиньи. Наложит полную тарелку котлет, нарежет хлеба: «Кушай, Любаша, а я пойду пока на пироги ягоды соберу». Только Нина за дверь – а Люба хвать пару котлет и за пазуху. Как же она тут наедаться будет, а дома мама с дочкой голодные.

В семь лет у дочки Людочки обнаружили опухоль на шее, и нужно было срочно оперировать ее. Понадобились большие деньги, и Любаша поехала к ее отцу. «Как ни как, — рассуждала она, — дочь она ему. Никогда раньше не обращались, а теперь вот необходимость заставляет, авось не откажет». Сестры бывшего мужа встретили ее холодно, а, узнав, зачем та приехала, обозвали попрошайкой. Любаша проглотила обиду и возле дома дождалась с работы бывшего возлюбленного. Но и здесь получила от ворот поворот и уехала к своему горю ни с чем.

А потом, все как-то сложилось само собой. На операцию денег набрали. Людочка выздоровела. На работе Любашу стали уважать, давать ей учеников и подмастерьев. А потом и вовсе в начальники перевели. Голод закончился, в магазинах и на рынках появились продукты.

Через пару лет объявился бывший муж, стал просить прощенья, уговаривать вернуться к нему. Но теперь Любаше он был не нужен, о чем и было сказано: «Когда голодом пропадали и болезнями мучались – не нужны тебе были, а теперь, когда муки наши закончились – ты нам не нужен».
Дочка росла, Любаша вопреки всему расцветала все больше и больше. И случилось так, как и должно было случиться. В их городке разгружалось судно. Рабочие работали, а матросы по городу гуляли. В тот день праздник какой-то был – все в цветах, шарах – красиво! И вот, в том же старом парке оркестр играл любимые вальсы. Цвела сирень, все вокруг были счастливы. «Здравствуйте девушка! – смущенный голос рядом, — Разрешите на вальс пригласить?».
Молодой матрос, щеки от смущения покраснели, в глазах мольба – ну не откажи! И она пошла с ним танцевать. Запах цветов, музыка, голова идет кругом от этого вальса… Или не от него? Матрос-то какой симпатичный. Мелодия стихла, через мгновенье заиграла другая, и они снова стали танцевать. А потом еще, и еще, и еще! Ох, уж эти матросы – умеют же они вскружить голову…

Через месяц он снова приехал, и сразу: «Полюбилась ты мне, выходи за меня замуж!». Смешной такой. Любаша лицо прикрывает от смущения, хихикает, совсем его в серьез не воспринимает – ну как можно замуж, если он на восемь лет младше?! А он через две недели приехал в отпуск и весь месяц попятам за ней проходил: «Мне никто больше не нужен, кроме тебя. Девочку усыновлю, будем жить, как люди!».

И ведь уговорил же! Матросы они такие – своего добиваются. Вышла Любаша за него замуж и за те полвека, которые они уже прожили вместе, ни разу об этом не пожалела. Вот так та давняя история и продолжается по наши дни. А вы говорите – неравные браки!
Сейчас бабушка Люба любит рассказывать нам, своим внукам, о том, как дедушка ее «взял измором», но мы-то знаем, как тяжело ей было решиться на этот шаг на самом деле.

0

18

Варежка.

Это случилось во время зимних каникул моего сына Вадика, ученика пятого класса.
Погостив в деревне у своей родни, мы собрались с ним обратно в поселок. А, несмотря на ударивший к утру мороз, за прошедшую ненастную ночь выпало столько снега, что рейсовый автобус так и не пришел. Наверное, водитель испугался завязнуть по дороге. Хорошо, сосед одолжил мне сани с кобылой…
А тут ко мне подошел дед Матвей и попросил отвезти своего внука Илью в наш поселок к его тетке. Сказал, что они с ней неделю назад договорились, она ждать будет; его же самого так радикулит скрутил, что он вряд ли осилит путь туда и обратно… Я согласилась, потому что всегда жалела Илью, этого психически неполноценного, больного детским церебральным параличом десятилетнего мальчишку (от которого, слышала, еще в роддоме отказались родители). Тяжело было видеть, как по утрам на скрюченных в разные стороны ножках, со страдальческой гримасой на лице (видимо, каждый шаг причинял ему боль) Илья добирался до нашей церквушки и, встав у ее дверей, протягивал дедову потрепанную шапку для подаяния…
Усадив его рядом с Вадиком, я дернула вожжи…
В начале нашего пути погода была прекрасная… Однако вскоре откуда ни возьмись налетел такой сильный ветер (и это при минусе тридцати градусов!), что невозможно стало взглянуть на дорогу: слезились глаза… Я принялась стегать лошадь кнутом, и та понеслась во всю прыть… И вдруг на крутом повороте сани повалились набок…
Пока я их подымала, выбилась из сил… Осмотрела ребят: кажется, не ушиблись… Вижу, у Вадика левая рука голая. Стала искать его варежку – да разве в таком глубоком снегу ее найдешь?.. Минут через десять плюнула: надо было торопиться, поскольку дорогу (вернее, ее чуть заметный след) почти замело, и мы запросто могли сбиться с пути и замерзнуть в поле…
Я велела Вадику засунуть ладонь в рукав шубы, и мы поехали дальше… Но через некоторое время услышала хныканье сына: оказалось, из-за тряски и качки саней ему приходилось постоянно хвататься за их края, поэтому его голая рука почти всегда находилась на ледяном ветру…
Что было делать? Я в любой момент была готова отдать Вадику свою перчатку, однако не смогла бы на таком морозе обнаженной рукой держать вожжи…
Остановив лошадь, подсела к ребятам.
Илья смотрел на меня наивным до глупости взглядом; сын плакал, спрятав левую кисть в рукав шубы. Порывистый ветер пробирал меня уже до костей, каково же было сидевшему неподвижно Вадику! Поэтому медлить было нельзя!
Почувствовав, как гулко забилось сердце, я стянула с левой руки Ильи его варежку (тот даже не сопротивлялся) и быстро надела ее на ладонь сына. Затем, запихав обнаженную кисть Ильи в рукав его дырявого пальтишки, села на свое место и ударила кобылу кнутом…
''Пускай я дрянь, — думала в пути, — но я никогда не допущу, чтобы мой сын страдал. И, уверена, на моем месте точно так же поступила бы каждая нормальная женщина…
В конце концов, как бы жалко ни было Илюшку, ему уже не стать полноценным человеком, а значит, пользы от него будет людям – как от козла молока!.. По большому счету, эти убогие для общества – обуза! Не зря сейчас иные предлагают таких ''усыплять'' еще в материнской утробе.
А мой Вадик умница, ''хорошист''. И хотя я частенько заставляю сына делать уроки силой, кричу на него, — делаю это для его же пользы. Слава Богу, в последнее время он начал понимать, что, вместо того, чтобы ''тусоваться'' во дворе с мальчишками, нужно стремиться получить образование и хорошую профессию…''
… Примерно через час остановив лошадь у поселка, я сняла с руки Вадима илюшкину варежку и, закинув ее далеко от дороги в снег, строго-настрого приказала сыну молчать о случившемся. Затем повернула еле плетущуюся от усталости кобылу в сторону больницы: Вадик все-таки обморозил себе переносицу, да и руку Ильи надо было показать врачам: сама я боялась на нее даже взглянуть…
В стационаре обоих мальчиков поместили в одну двухместную палату…
В тот же день я сообщила тетке Ильи, Нине Анатольевне, что ее племянник ''умудрился'' потерять по пути варежку и теперь доктор говорит, что два пальца на его руке напрочь отморожены и их придется ампутировать… Та немедленно стала одеваться…
Войдя с ней в палату, мы увидели на столе несколько пирожных, пустую коробку из-под конфет и недопитую бутыль ''пепси-колы''. Вадик лежал лицом к стене и посапывал, а Илья смотрел на нас своим обычным младенческим взглядом. На его губах был шоколадный крем.
— Где деньги? – сразу подскочила к нему Нина Анатольевна. – Дед обещал с тобой прислать. А в пальто и штанах ничего нет!
И она принялась шарить по карманам его пижамы. Отыскав в них мелочь и несколько смятых десятирублевых купюр, взвизгнула:
— Остальные прожрал?!
И дала своему племяннику такую оплеуху, что тот чуть не свалился с кровати. Я схватила Нину Анатольевну за руку. Трясясь от негодования, та направилась к выходу, но в дверях обернулась к Илье:
— Чтоб в моем доме твоего духа не было! Мне тебя кормить не на что!
А когда она вышла, Вадик тут же достал из своей тумбочки недоеденный эклер и стал уминать его с нескрываемым удовольствием.
— Откуда это? – в недоумении спросила я.
— Представляешь, ма, у него, — кивнул сын в сторону Ильи, — в той варежке ''пятисотка'' была… Тетка Нина все равно бы эти деньги пропила, ты же ее знаешь. Я и решил устроить нам с Илюшкой праздник живота. Только он, бестолочь, ничего не ест, даже котлеты за ужином не стал. Все в какой-то пакетик складывает и под подушкой его прячет, как Плюшкин… А губы я ему пирожным намазал, когда тебя с его теткой из окна увидел. Чтоб она ничего не заподозрила… Неплохо сообразил?
У меня перехватило дыхание, и я поспешила выйти на свежий воздух.
— Ты во дворе осторожней, — бросил мне вдогонку сын. – Там одноухий пес бродит. Говорят, этот урод вчера сторожа за ляжку схватил…
Всю ночь я пролежала, глядя в потолок…
А утром во дворе больницы увидела Илью. Со стоном опустившись на колени, он примял возле себя снег и стал вытряхивать на него их целлофанового пакета кусочки пирожных и котлеты. И дрожащая от холода облезлая дворняга (на месте правого уха которой виднелась спекшаяся кровь), приблизившись к мальчишке, с жадностью принялась за угощение… А когда Илья погладил ее по макушке, она несколько раз лизнула его в щеку…

0

19

Она:когда мне будет 85,когда начну я тапочки терять,в бульоне размягчать кусочки хлеба,вязать излишне длинные шарфы,ходить держась за стены и шкафы,и долго долго вглядываться в небо. Когда все женское что мне сейчас данно,истратится и будет все равно.Уснуть,простнуться или не проснуться.Из виданного на своём веку,я бережно твой образ извлеку,и чуть заметно губы улыбнутся.Он:Когда мне будет 85 по дому буду твои тапочки искать,ворчать что трудно мне сгибаться,носить излишне длинные шарфы, из тех, что для меня связала ты.А утром просыпаясь до рассвета,прислушаюсь к дыханью твоему,вдруг улыбнусь и тихо обниму.Когда мне будет 85 с тебя пылинки буду я сдувать,твои седые букли поправлять,и взявшись за руку по скверику гулять..И нам не страшно будет умерать,когда нам будет 85. http://s2.rimg.info/e9f774330aa4bf3e7975f46f5eecb674.gif  http://s20.rimg.info/53889319fe82386267a4672d7f516d60.gif

0

20

В переходе, замерзая, Со слезами на глазах, Он цветок купить пытался, В кулаке, зажав пятак. Продавщица оскорбляла, Обзывала, унижала, А потом за пятачок Сломанный нашла цветок. И дрожащею рукою Старичок мимозу взял, Он с униженной душою, Тот цветок груди прижал. Он хотел жену больную Тем порадовать цветком Оказался в женский праздник Он с одним лишь пятаком. И от хамства, и от боли, По щеке сползла слеза, Мы б хотели лучшей доли, Нам пускали пыль в глаза. Из толпы один мужчина Продавщицу пристыдил, Бросив ей, рубли под ноги, Все мимозы закупил. Протянул цветы в корзине, Торт, шампанское купил. Он сказал: «иди к любимой!» И рукой глаза закрыл. Не мое, но зацепило! Душу всю перевернув Так любовь здесь победила, Двух мужчин объединив.
http://s017.radikal.ru/i417/1203/0e/5615d060c5fe.jpghttp://s54.radikal.ru/i145/1203/ad/c81843c97af6.jpghttp://s004.radikal.ru/i206/1203/12/c4d36757e011.jpg
http://s005.radikal.ru/i210/1203/98/b46af310d4e8.jpg

0


Вы здесь » "Очумелые ручки" » Легенды и притчи » Житейские истории